В дискуссиях экспертов нередко можно услышать тезис, что Порошенко выиграл у Путина идеологическую войну. Как доказательства приводят разгул «варфоломеевщины», лингвоцидные инициативы и «единство нации против агрессора».

Однако перемоги кажущиеся, ибо ситуация с предоставлением томоса лишь затягивается в тугой узел противоречий, уже даже между участниками стамбульского заговора. Тотальная украинизация пока заметна лишь в бумагах Верховной рады и в риторике Ницой, Фарион и Сюмар. Города Большой Украины продолжают разговаривать на русском и на суржике.

Что касается войны, то она просто стала естеством, к ней привыкли. Как к обитателям Верховной рады, как к плохому бензину. А ежедневные идентичные сводки ТВ напоминают «вести с полей»: какие-то обстрелы, кого-то убили. Война остается с не успокоившимися неадекватами, с частью ветеранов и семьями погибших. Люди давно не «подают на АТО», а волонтеры, остающиеся без корыта, потянулись на работу в Польшу.

Но пропаганда есть, создана целая система, наработан опыт, есть успехи. Пропаганда — это фундамент режима, больше у Порошенко, кроме долгов, ничего нет. Киев осознает, что манипулировать представлением о реальности куда проще и дешевле, чем менять саму реальность.

У Киева появились свои правила. Он не сможет разрушить «чужого», хотя корявые попытки продолжаются, а потому он решил продвигать «свое». Но это «свое» для большого количества граждан остается «чужим». Это «новояз», набитый говирками львовских уездов, это история Украины в транскрипции Вятровича, это новые обычаи от гей-парадов до госпраздников. Козаки, Мазепа, УНР, УПА*, «голодомор», герои т.н. АТО – весь ценностный набор, продвигаемый агитмашиной. Альтернативу не предлагают, они выбрали за всех необходимый им вариант. Все, что не вписывается в этот ряд, объявляется элементами «русского мира» и подлежит зачистке. Уже стали требовать отдельный закон по борьбе с «русским миром». Такой себе сверхтоталитаризм в шароварах.

Киев активно инвестируют в ненависть и русофобию. Их делают доступнее, опуская на уровень школы, где в процесс (педколлектив, дети и их родители) погружена половина населения страны. Молодого населения.

* * *

В ненависть инвестируют целевым назначением.

Днями глава Еврейского комитета Украины Эдуард Долинский заявил, что в проекте госбюджета на 2019 год на финансирование УИНП, возглавляемого Вятровичем, выделено 105 млн. гривен (около $4 млн.). Как пишет Долинский, «это в 2 раза больше, чем в 2018 году – 57,4 млн. (гривен) и в 4 раза больше, чем в 2017 году – 26,7 млн. гривен. Стали украинцы жить в 2 раза лучше, чем в прошлом году или в 4 раза лучше, чем в позапрошлом? Выросла ли украинская экономика на 400% за 2 года? Кто платит за этот праздник жизни?»

Кстати, о выделении огромных средств сайт УИНП молчит. Я думаю ясно почему – населению не по душе узнать, сколько тратят «на пропагандонов», сужая пользователей субсидий, сокращая выплаты по рождению ребенка и повышая стоимость проезда в транспорте.

В условиях дефицита времени и ресурсов деньги просто гигантские, но их выделяют, потому что ненависть и оболванивание – задача важнее взятия Горловки, строительства автострад, запуска спутника и даже предоставления томоса.

Вятрович ненавидит душой и мозгом, потому в Киеве считают, что он на месте, где упаковывают ложь в удобоваримый нацией пакет. Министерство информполитики Стеця тоже старается не отставать, но у него темпы не те. Хотя, например, министерство взяло на себя финансирование и проведение 12 октября в Лиссабоне конференции «Нас убивали, потому что мы украинцы».

Генераторы национал-идеологии деловито гудят, проводя семинары, дни украинского кино, снимая это кино, формируя новые поводы для культа страдания и для ненависти.

Но если в чем и ошиблись агиттехнологи, так это в концепции «Єдиної країни». Ошибка не в бандеровской технологии — под доступным брендом приватизировать страну, предоставив ей уже исключительно свои ценности, о которых написано выше. Возможно, без майдана этот тихий процесс мог бы логично закончиться лет через 30. Но в послемайданный период никогда не бывшая единой Украина раскололась еще больше и еще глубже. Теперь Юго-Восток более осознанно не признает Запад и раздражается Центром.

Этот ментальный факт признают по результатам опросов даже придворные соцагентства, это признает и сам Вятрович.

* * *

Потому еще с 2016 года появились предложения создавать территориальные отделения УИНП для усиления прессинга регионов «новой исторической памятью». Теперь решение принято.

3 октября Кабмин принял постановление о создании 5 межрегиональных отделений УИНП: Западное (Львов), Южное (Одесса), Центральное (Винница), Юго-восточное (Днепропетровск) и Северо-восточное (Харьков). Они начнут работу с 1 января 2019 года. Указано, что создание филиалов УИНП связано с «неспособностью института в полной мере учитывать региональные особенности в своей работе». Нужно, как заявил Вятрович, «реализовать общеукраинскую политику национальной памяти на местном уровне», а локальную историю встроить в общеукраинскую.

Первый заместитель председателя УИНП Алина Шпак заявила, что, мол, надо учитывать региональные особенности: «На сегодня институт лишен реальной возможности в достаточной степени учитывать региональные особенности. Создание структурных подразделений в регионах позволит более эффективно осуществлять свою работу — мы сможем дойти до каждой конкретной школы, музея, городского совета, сельского совета».

Теперь ясно, куда пойдут бюджетные деньги? Правильно, на переформатирование регионов. Во Львове будут учить ненавидеть поляков, мадьяр и румын, в остальных – евреев, Россию и Новороссию. Да, еще трупы Бандеры и ему подобной гадости хотят в центре Киева закопать, а потом туда детвору водить, рассказывать про дядю Степу…

Между тем реализация региональной политики УИНП уже началась. 9 октября в Харькове УИНП провел конференцию «Городской символический простор и историческая память: (де)конструкция мифов». Так что Юго-Востоку остается пожелать оставаться собой и не поддаваться галичанской обработке.

* * *

Значение Украины для информационной войны против России осознают и на Западе, потому часть расходов берут на себя.

Так, 16 октября 2018 года Офис коммуникаций правительства Великобритании в Лондоне организовал конференцию «Национальная безопасность, противодействие дезинформации и стратегические коммуникации», где выступал Дмитрий Золотухин, заместитель Стеця.

Часть зарубежных акций УИНП по раскрутке «юбилея голодомора», тоже финансируются диаспорами или грантами стран проведения.

Внутренняя пропаганда лежит и на плечах налогоплательщика. Так что харьковчане и одесситы будут платить Вятровичу за то, что он будет им лгать и извращать их героическую историю.

Украинский налогоплательщик профинансирует и всеукраинскую информационную кампанию об интеграции Украины в НАТО.

Госкомтелерадио объявил о тендерной закупке услуг по организации и проведению кампании на тему «НАТО-Украина. Безопасность. Защита. Стабильность». Ожидаемая стоимость закупки — 3 млн. 410 тыс. грн. Еще 400 тыс. предлагается за проведение социсследования об отношении граждан к вступлению Украины в НАТО. И 261 тыс. на конкурс лучшую публикацию и передачу в СМИ о НАТО и месту Украины в альянсе. Итого 4 с лишним млн. на натовскую агитацию!

* * *

Киев напоминает белочку в колесе, русофобский бег которой не может остановить даже она сама. Значит, остановить должны другие, а то ведь сдохнет, тем более, как оказалось, бег – дело затратное и не всегда эффективное.

Остановить или хотя бы притормозить его финансирование могут экономические санкции, которые готовит Москва. Если у Киева так много лишних средств, чтобы финансировать истерики Тымчука, вранье Вятровича и уловки Стеця, то отчего не указать, куда их можно потратить с пользой? Перед выборами. В стране с уже поднятыми тарифами на газ и уже поднимаемыми на коммуналку. Главный зарубежный инвестор Украины (тот, который «страна-агрессор») вполне может усложнить жизнь «гаранту» и его пропагандистам.

*организация запрещена в РФ

Дарья Меньшова, «Одна Родина»