Нынешняя затея Вашингтона с выходом из ДРСМД имеет все признаки плохо продуманной авантюры, практически не имеющей шансов на успех

Тема Договора по ракетам средней и меньшей дальности, которая сегодня вышла на авансцену мировой политики, имеет весьма непростой бэкграунд, без уяснения которого сложно осознать её современный этап и вероятные перспективы. Попробуем обозначить ключевые вехи данного процесса и на этой основе понять — почему все получилось именно так, а не иначе? И что будет дальше?

Итак, рассмотрим данную тему в ее хронологической последовательности:

1986 г. — США принимают на вооружение корабельную установку вертикального пуска (УВП) Мк41 для крылатых ракет морского базирования (КРМБ) «Томагавк», рассчитанную на 32 ракеты каждая. Сами КРМБ были приняты на вооружение в США в 1984 году. Одновременно в Советском Союзе была принята на вооружение КРМБ С-10 «Гранат», которыми оснащались советские атомные многоцелевые подводные лодки.

Различные варианты крылатой ракеты КС-122 – советского «Томагавка»

1987 г. — США и СССР подписывают Договор по РСМД, в результате которого ликвидируются все наземные ракеты этих двух стран средней и меньшей дальности наземного базирования в Европе.

Ракетный комплекс средней дальности РСД-10 «ПИОНЕР» (по терминологии НАТО – SS-20)

Ракетная угроза с моря в соглашении выводится за скобки в связи с примерно эквивалентным присутствием КРМБ средней дальности в ВМФ СССР и ВМС США, а также их незначительным на тот момент количеством.

Таким образом, после заключения ДРСМД обе стороны сохранили свободу рук в сфере военно-морских ракетных вооружений средней (достратегической) дальности.

1988 г. – Сразу же после заключения Договора о ликвидации ракет средней дальности на суше, США заказывают для своих ВМС строительство большого количества ракетных эсминцев типа «Эрли Берк», специально предназначенных для массового развертывания КРМБ. На каждом из таких кораблей размещается три УВП Мк41 с 96 крылатыми ракетами средней дальности «Томагавк» и другими.

Вполне можно допустить, что США сознательно пошли на ликвидацию наземных ракетных позиций в Европе, уже тогда делая ставку на их замену крупномасштабным развертыванием морских ракетных вооружений. Логическая последовательность дат: 1987 г. – Договор по РСМД, 1988 г. – решение о массированном развертывании флотского компонента ракет средней дальности, говорит сама за себя.

Советский Союз не стал копировать эту американскую схему в связи с невыгодными условиями оперативного развертывания своего надводного флота в Западном полушарии. Ставка была сделана на оснащение КРМБ «Гранат» с ядерными БЧ кораблей подводного флота в том числе атомных подводных лодок проектов 667АТ «Груша»; 671РТМ (К) «Щука»; 971 «Щука-Б».

Однако, согласно неформальным «политически обязывающим» советско-американским договоренностям осени 1991 года, все стратегические крылатые ракеты с ядерными боевыми частями к середине 1990-х годов были сняты с кораблей обеих сторон и складированы. Считается, что все американские ядерные КРМБ BGM-109A Tomahawk TLAM-N с конца 1990-х годов были переделаны в неядерные варианты.

Указанное «политически обязывающее неформальное соглашение» (чего стоит одна формулировка!) было достигнуто практически в момент окончательного развала СССР и было, по сути, продиктовано Москве американской стороной как одно из условий полной капитуляции советского руководства. Заверения властей США о переделке ядерных КРМБ в неядерные варианты, скорее всего, являются фигурой речи и вряд ли соответствуют действительности.

Таким образом, к началу 90-хгг. 20 века, американская сторона добилась полной ликвидации советских крылатых ракет средней дальности наземного и морского базирования. Но сохранила при этом полную свободу рук в отношении собственной программы массового строительства боевых кораблей, оснащенных КРМБ, в том числе с неядерными БЧ.

В связи с наступившим развалом СССР и полным хаосом в военно-промышленном комплексе, Россия не смогла запустить аналогичную военно-морскую ракетную программу и примерно на двадцать лет полностью самоустранилась от создания вооружений, способных уравновесить американские усилия в этой области.

В результате, к настоящему времени на вооружении ВМС США находится 67 эсминцев серии «Эрли Берк», (не считая ракетных крейсеров типа «Тикондерога» и ударных подводных лодок) суммарный ракетный залп которых теоретически равен 3940 ракетам. Если даже на практике (по разным причинам)он будет в два раза меньше, это составит почти 2 тысячи крылатых ракет в одном залпе. Отнимем еще половину на корабли находящиеся на других операционных направлениях. Получаем 1 тысячу ракет в залпе. Указанные КР, по крайней мере частично, могут быть в случае необходимости снаряжены ядерной БЧ.

Таким образом, получаем, что американский флот в случае его прибытия в акватории, прилегающие к РФ, способен за счет КРМБ с избытком компенсировать отсутствие у США наземных ракет средней дальности, ликвидированных по ДРСМД.

При этом, все указанные ракеты можно считать стратегическими, поскольку их радиус действия позволяет нанести удар непосредственно по территории России.

То есть, США с учетом сил флота, получили более чем двойное превосходство над РФ по числу стратегических носителей различных типов, которые можно запустить одновременно.

У России, по-прежнему, полностью отсутствуют уничтоженные по ДРСМД наземные ракеты средней и меньшей дальности. Соответственно их нет и на ближних подступах к территории США. Сопоставимых с «Томагавками» крылатых ракет морского базирования типа «Калибр», теоретически способных выдвинуться к берегам США, у российского ВМФ — 40 штук на четырех фрегатах класса «Адмирал Григорович» и «Адмирал Ушаков». Но шансов выйти на рубеж открытия огня по территории США в военное время они практически не имеют. Корабли класса МРК «Буян» для трансокеанского перехода не подходят.

Таким образом, у ВС РФ не остается иного варианта ответа на массированный удар КРМБ «Томагавк» с кораблей ВМС США, в обычном или ядерном снаряжении, по территории Российской Федерации, кроме полномасштабного ядерного удара наземными, воздушными и морскими стратегическими силами по территории самих США.

Иначе говоря, американское подавляющее превосходство по ракетам средней дальности, в версии КРМБ, практически обнуляется тем фактом, что любой массированный ракетный удар США по территории РФ, даже без применения межконтинентальных средств доставки ядерного оружия, будет расценен, как полномасштабное нападение на Россию. И как законный повод для уничтожающего ответного удара по самим США.

Если, после выхода из ДРСМД, США вернутся к схеме размещения наземных ракет средней дальности, как баллистических, так и крылатых, на европейском континенте, с критически малым подлетным временем до жизненно важных центров РФ, чем будет создана неприемлемая угроза безопасности России, это вернет военно-стратегическую ситуацию в начало 80-х гг. прошлого века. Тогда она, как известно, характеризовалась крайней неустойчивостью стратегического военного баланса и чрезвычайно высоким риском ядерного столкновения, в том числе и политически несанкционированного. Например, в результате технического сбоя средств автоматизации, которым в данном случае, ввиду дефицита времени, будет отведена куда более существенная роль.

Кроме того, непосредственными заложниками данного военного противостояния станут государства Европы, где будут размещены американские военные базы. Следует отметить, что даже в условиях т.н. «холодной войны» европейский протест против превращения Европы в ядерную стартовую площадку Пентагона был самым массовым и острым антиамериканским выступлением на континенте. Сегодня, в условиях все более очевидного расхождения геополитических приоритетов ключевых держав Евросоюза и англосаксонского блока, попытка США повторить эксперимент с превращением Европы в ядерного заложника может привести к полному фиаско американской внешней политики на данном направлении.

Таким образом, объявленный Дональдом Трампом выход из ДРСМД, ставит руководство США перед лицом практически неразрешимых внешнеполитических проблем. В том числе под вопросом оказывается само существование евроатлантического союза НАТО. И при этом, данное решение не дает США никаких военно-стратегических гарантий относительно безопасного для них исхода полномасштабного военного конфликта с Российской Федерацией. Но лишь существенно увеличивает риск фатального столкновения по технической ошибке. Иначе говоря, указанная затея американской администрации имеет явные признаки плохо продуманной авантюры, практически не имеющей шансов на успешную реализацию.

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов

 

 

 

 


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен