Как я и предполагал, что обсуждал с Путиным, Патрушевым и Лавровым советник Трампа по национальной безопасности, осталось тайной. Вряд ли мы узнаем больше и через две недели, после встречи двух президентов в Париже

Немножко поизучав личность Джона Болтона, я пришел к выводу, что для него любые контакты с Россией — нож острый. Он очень резко высказывался о Владимире Путине и постоянно призывал его наказать, пока не занимал никаких постов в США. Но сейчас его как подменили: секретарь по нацбезопасности дипломатичен и предельно корректен.

Дело в том, что у этого политика есть одна приятная черта: Болтон очень дисциплинирован. Недавно он сказал, что его функция — советовать, решения принимает президент. И это, пожалуй, единственное его искреннее высказывание за последнее время.

У меня создалось впечатление, что Джон Болтон очень не хотел лететь в Москву — куда приятнее метать громы и молнии в нашу сторону, находясь в Вашингтоне. И Дональд Трамп, которому навязали этого ястреба, прекрасно знает, какие мысли бродят в его седой голове. Поэтому распорядился договариваться о встрече с российским президентом именно ему. Мог бы послать госсекретаря (все же организовывать встречи на высшем уровне — задача Майка Помпео), но тот якобы занят проблемами, связанными с Саудовской Аравией.

Болтон отдал честь и подчинился. Говорю же, дисциплинированный член команды. Сказали сгонять в Москву — собрал чемодан и поехал.

Трампу он в некотором смысле удобен — раз встречу с Путиным организовал советник по нацбезопасности, ястребам из истеблишмента возразить нечего. Для них Болтон — свой человек.

Возможно, вы заметили, но после сентябрьской речи на Генассамблее ООН я стал относиться к президенту США с интересом. Совершенно очевидно, что Трамп бросил вызов своим оппонентам по обе стороны Атлантики. И теперь мне любопытно, как он будет обходить острые углы, на которые раньше постоянно натыкался. Похоже, два года работы в Белом доме среди акул не прошли даром.

Примечательно, что встреча в Париже двух президентов намечена на 11 ноября, через пять дней после выборов в Конгресс. К тому времени уже понятна будет расстановка сил, то есть, будет у Трампа большинство или нет. От этого зависит, как много они скажут публике.

А вот что скажут друг другу тет-а-тет, мы с вами, видимо, никогда не узнаем.

Павел Шипилин