Нынешний российско-американский диспут по ракетам средней и меньшей дальности, может стать не началом конца международной системы ядерной безопасности, но её новым стартом

При всем нашем, мягко говоря, скептическом отношении к нынешним властям США и проводимому ими антироссийскому курсу, необходимость в различении разных сортов производимого там дурнопахнущего продукта, увы, остается в силе. Ибо всегда важно точно знать истинную консистенцию тех или иных отходов жизнедеятельности вашингтонской администрации, чтобы четко выстраивать собственную линию поведения и не пойти дальше того, чего реально требует обстановка. А когда на чаше весов такие ставки, как ядерная война, то такой вдумчивый подход и вовсе не имеет альтернативы.

Именно с этих позиций стоит внимательней присмотреться и к нынешнему демаршу Дональда Трампа, пригрозившему выйти из Договора с РФ по ракетам средней и меньшей дальности.

Первое, что следует отметить – обещать, не значит жениться. Трамп уже много чего наобещал за без малого два года своего правления. Например, стереть с лица земли Северную Корею. Но она, почему-то, до сих пор здравствует, а ее лидер намедни даже удостоился любовных признаний того же Трампа.

Так и здесь – угроза разрыва договора имеет самостоятельную ценность, как инструмент психологического давления на оппонента. И именно в этом качестве её сегодня могут использовать.

Но это, конечно, не главное. Проблема РСМД и вообще всей ныне действующей договорной базы по ядерным вооружениям действительно имеет объективный характер. И об этом первым начал говорить отнюдь не президент США, а руководство Российской Федерации. Так, например, еще в мае 2007 года тогдашний министр обороны РФ Сергей Иванов заявил:

России не мешало бы обзавестись ракетами средней и малой дальности хотя бы потому, что они есть у Индии, Пакистана, Кореи, КНР, Ирана и Израиля. Эти страны расположены недалеко от наших границ, и не учитывать этого мы не можем. Только две страны не имеют права обладать этими ракетами: Россия и США. Вечно так продолжаться не может.

Таким образом, можно констатировать, что недовольство существующим форматом данного Договора существует уже давно и касается обеих сторон.

Что по канонам дипломатии означает, скорее, взаимную готовность к его пересмотру, нежели к полному разрыву и конфронтации. То есть в этом смысле, ничего особенно нового и ломающего устоявшиеся правила, в этом заявлении Трампа не содержится. Уже не говоря о том, что глава Белого дома прямым текстом указывает на необходимость заключения нового соглашения с участием, в частности, Китая. На что российская сторона, как отмечалось выше, намекала еще в 2007 году, А возможно и не только КНР, но и всех остальных стран из списка Сергея Иванова. Ибо делать кому-либо исключение на этот раз нет никаких причин.

Кроме того, отправку в Москву, одновременно с заявлением Трампа по РСМД, спецпосланника президента США Джона Болтона вряд ли следует считать плохим знаком. Для того чтобы предъявить России очередной громогласный ультиматум, вполне хватило бы и устного заявления самого американского «главковерха». Следовательно, у Болтона задача несколько иного и явно более конструктивного свойства. Иначе Владимир Путин его бы просто не принял. Сие рандеву вообще для Болтона не по чину. А уж как площадка для выдвижения ультиматумов российскому президенту и вовсе абсурдна.

Более вероятно, что гость из Вашингтона пожаловал в Кремль для смягчения ситуации, обострять которую невыгодно и самим США. Достаточно напомнить, что даже первые шевеления американцев в данном направлении спровоцировали в Европе настоящий обвал негатива в их адрес. Европейцы прекрасно понимают, что они в этом случае вновь становятся главной мишенью в американо-российской ракетно-ядерной дуэли и будут гарантированно уничтожены независимо от того, кто выйдет из неё победителем. То есть Европе эта американская инициатива не нравится даже чуточку больше, чем совсем. И для США, при всей экстравагантности их нынешней внешней политики, так бесцеремонно манкировать жизненными интересами ближайших союзников, тоже явный перебор.

В то же время, в США наверняка неплохо осведомлены, что в у Москвы также имеются существенные претензии к действующей версии договора по РСМД. В том числе по явно затянувшемуся неохвату этим договором других его давно созревших для этого потенциальных участников. Более того, американцы могут принимать во внимание и определенную связанность РФ особыми отношениями с КНР, которые не позволяют Москве проявлять слишком большую активность в данном вопросе. И вполне могут взять на себя соответствующую инициативу. Тем более, что их отношения с КНР никаких особых обязательства на США не накладывают.

В этой связи тот факт, что Трамп в своем выступлении по теме РСМД, сделал особый упор на необходимости включения в этот договор Китая, говорит о многом, если не обо всем. Как в таких случаях говорят американцы, «highly likely», что Болтон напросился на встречу с Путиным именно по этой причине. А то что, Президент РФ на такую встречу согласился, является четким указанием на то, что почва для конструктивного диалога явно имеет место.

Китайцы уже крайне нервно отреагировали на домогательство Трампа насчет их вступления в ДРСМД. Китай не приемлет по отношению к себе шантаж в любых его проявлениях, по этой причине США при выдвижении требования о вступлении КНР в Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности должны действовать предусмотрительно. Так официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин прокомментировала заявление президента США Дональда Трампа о том, что ДРСМД должен охватывать не только Россию и США, но и Китай.

В такой ситуации, Москва, стратегическим интересам которой и уже давно полностью отвечает включение этой пограничной с Россией и весьма вооруженной державы в указанный договор, вряд ли станет сильно возражать, если американцы возьмут на себя большую часть малоприятной возни по убеждению Китая в необходимости примкнуть в данной инициативе. К тому же это просто любимый стиль Путина — позволять другим делать полезную для тебя работу.

В данном контексте, Москва вероятно готова продолжать учитывать и известные внутренние трудности Трампа, который крайне заинтересован, для остужения внутриамериканских страстей, периодически и достаточно громко позиционировать себя как крайне жесткого политика в отношении России.

Что же касается, степени готовности Вашингтона на самом деле полностью отпустить тормоза и пуститься во все тяжкие в отношениях с РФ, то позволю себе в этом слегка усомниться. Даже при том, что в США сохраняет огромное влияние антироссийская «партия войны», Америка не может игнорировать тот факт, что Россия объективно занимает важнейшее место во всех геополитических раскладах. И как таковая в принципе не может быть предметом тотального отторжения для политики Вашингтона. Во-первых, это просто не получится, поскольку, по признанию самой же американской верхушки, многие вопросы на этой планете без участия РФ просто не поддаются решению. А, во-вторых, такая неблагоразумная политика только оттолкнет России в стан заклятых врагов, или конкурентов США, что явно не пойдет Штатам на пользу.

Что же касается популярной гипотезы о якобы овладевшей Вашингтоном в очередной раз навязчивой идее сокрушить Россию неограниченной гонкой вооружений, по образцу «сокрушения» Советского Союза, то позволю себе в этом чуточку усомниться.

Во-первых, потому, что версия о якобы надорвавшемся на этой почве СССР представляется весьма сомнительной. Советские магазины при позднем Горбачеве опустели вовсе не потому, что у нас было слишком много ракет. А потому, что потребительский кризис искусственно раздувался теми внутренними силами, который хотели таким способом вызвать массовое недовольство и взорвать СССР. И своего добились. Говорю об этом уверенно, потому что своими глазами видел тысячи контейнеров с продовольствием, которое было срочно закуплено правительством СССР за рубежом именно для заполнения магазинов, но в силу каких-то таинственных причин так и осталось гнить в портовых терминалах по всему Союзу. Понимание спекулятивности домыслов о «надорвавшемся СССР», явно не самый хороший стимул для Запада попытаться повторить тот же «фокус» с Россией.

Во-вторых, потому, что гонка вооружений вообще явление крайне неоднозначное. И в ней совершенно не обязательно побеждает тот, у которого тупо больше денег. Иногда решающее преимущество дает более развитый интеллект. В случае с Россией Западу, в этом смысле, есть чего опасаться. Потому что уже сегодня он явным образом приотстал от российских умельцев в плане воплощения в металл самых неожиданных и высокоэффективных военно-стратегических технологий. На Западе до сих пор не успели вправить назад все челюсти, вывихнутые владельцами широко разинутых ртов после демонстрации Путиным новейших российских стратегических разработок. Аналогов которых у той же «распальцованной» до неприличия Америки нет даже в проекте.

Американцы, при всех их недостатках, люди очень практичные. И способные отличать разумный риск от совершенно безрассудного. В этом смысле вступать в ядерную гонку с совершенно непредсказуемой в интеллектуальном смысле державой, которая уже завтра может выкинуть такое коленце, что даже чертям станет тошно, явно выходит за рамки разумного риска. И, стало быть, это вариант не для Америки.

Таким образом, слухи о необратимой смерти международно-договорной системы контроля над ракетно-ядерными вооружениями, на мой взгляд, сильно преувеличены. Скорее, мы имеем дело с ситуацией нового старта данного процесса. Который, честно говоря, давно назрел. Мир не стоит на месте. И бесконечно полагаться только на бумаги, подписанные в совершенно иную историческую эпоху, было бы крайне недальновидно. Будет надеяться, что именно такое понимание ситуации заложено в алгоритм нынешних российско-американских контактов по данному поводу.

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов