О санкциях против Украины, указ о которых подписал Владимир Путин, пока ничего не известно (меры ещё только предстоит выработать правительству), но судя по тому, что действия носят реактивный характер, скорее всего, речь идёт о симметричном ответе. В конце мая на сайте президента Украины появился санкционный список, в который были включены 1748 физических лиц и 756 юридических лиц. Санкции были введены против тех, кто был, по мнению украинской стороны, причастен к так называемой российской агрессии в Крыму, а также связан с вооружёнными формированиями ДНР и ЛНР.

Киев наложил ограничения на «АО «РЖД логистика» (дочерняя компания ОАО «РЖД»), ООО «Промкомплекспласт», ООО «Газголдер» и «другие субъекты хозяйствования России». Их активы должны были быть заблокированы, остановлена хозяйственная деятельность на Украине, транзит, любое перемещение грузов и полёты над территорией страны.

Главный вопрос, возникающий в связи со всем этим: какими критериями будут руководствоваться авторы российского списка, отбирая в него физических и юридических лиц? И здесь, как мне кажется, принцип симметрии может сыграть ключевую роль. Если украинские спецслужбы и руководство скопом забривали в «агрессоры» российских депутатов и чиновников, представителей силовых структур, туда же закидывали фирмы, участвовавшие в доставке в Донецк и Луганск гуманитарной помощи, то Москва вполне может свой «расстрельный» формуляр заполнить именами тех украинских политиков, которые несут ответственность за принятие дискриминационных по отношению к русскоязычному меньшинству законов об образовании и языке. Кроме того, там должно найтись место участникам боевых действий в Донбассе, которых уже и сейчас не слишком привечают в России.

Надо вспомнить и об активистах, организовывавших блокаду мятежных республик и Крыма. В общем, критерий может быть один: все, кто несёт ответственность за дикую русофобию, за ухудшение условий жизни русских на Украине, за убийство жителей ДНР и ЛНР, за пытки и убийства военнопленных, за арест русских моряков и задержание кораблей — все отправляются в бан. «Навсегда или на три года», как говорится в аналогичном украинском решении.

Насколько болезненными для украинцев окажутся такие контрмеры, сказать пока довольно сложно. В России работают более трёх миллионов украинцев и множество украинских фирм и фирмочек. Совсем недавно был случай, когда участника АТО выпроводили из России. На Украине возмущались этим недружественным жестом, искренне не понимая, чем, собственно, он вызван. С большей долей вероятности после демобилизации из рядов славной украинской армии некоторое количество ветеранов едет в нашу страну на заработки. Установить личности «героев АТО», я думаю, довольно просто. Для этого надо купить соответствующие списки у представителей украинских силовых структур, торгующих всем, чем только можно и нельзя. И по этим спискам проверять въезжающих.

Украинские фирмы тоже могут быть косвенно связаны с различными государственными структурами Украины, чей вклад в дискриминацию русскоязычного населения следует оценить, пустив под нож их российские контакты. В общем, с учётом количества гастарбайтеров зеркальные санкции в состоянии осложнить жизнь некоторому числу граждан Украины.

Правда, есть сомнения в том, что российский президент поставил на самый жесткий вариант. По крайне мере, в течение более пяти лет войны в Донбассе каких-либо масштабных репрессивных кампаний в России не проводилось. Более того, активные украинские патриоты и сегодня могут в России выступать в защиту действий своего руководства, не опасаясь никаких последствий.

Поэтому, мне кажется, что санкции коснутся скорее откровенных упырей, замазанных в пролитой ими крови по самую макушку. Ну и официальных лиц, представляющих совсем уже потерявшие берега силовые ведомства Украины. Такого как СБУ, к примеру. Праворадикальные группы, часть из которых и без того находится у нас под запретом, надо полагать, полным составом войдут в санкционный реестр.

Так что обычным и нормальным украинцам, которые не от хорошей жизни вынуждены отправляться в Россию на заработки, едва ли есть причины чего-то серьёзно опасаться. Если ты никого не убивал, не пытал, не голосовал в Раде за людоедские законопроекты, то милости просим в гости. Ты — наш брат, а по слову президента Путина, не раз им сказанному, — мы вообще один народ. И когда-то мы обязательно восстановим дружеские отношения. Так зачем же сейчас предпринимать какие-то действия, которые разведут нас ещё дальше. Охотников нас окончательно поссорить хватает. Но мы этого точно не желаем.

Андрей Бабицкий, Ukraina.ru