«Саудовская Аравия собьется со своего пути — это только вопрос времени. Когда это произойдет, последствия будут глобальными», — пишет на страницах Handelsblatt немецкий историк Михаэль Вольфсон.

По мнению автора статьи, ужасающее убийство критика режима Джамаля Хашогги как раз из-за своей извращенности говорит о слабости королевства.

«Семья Хашогги долгое время является частью авторитетной и успешной суннитской буржуазии Саудовской Аравии. (…) Суннитская буржуазия издавна лишена монархией и аристократией участия в политической жизни. (…) Систематическое отстранение успешной в финансовом смысле и образованной суннитской буржуазии от политики является практически классической увертюрой к революции», — рассуждает Вольфсон, приводя в качестве примеров Великую французскую революцию 1789 года и Исламскую революцию в Иране 1979 года.

«Джамаль Хашогги — это одна верхушка «айсберга» саудовской буржуазии, террорист номер один Усама бен Ладен — другая. Он тоже был родом из состоятельной, даже сверхбогатой семьи суннитской буржуазии Саудовской Аравии. Насколько разными являются выбранные бен Ладеном и Хашогги инструменты — в одном случае это реформа и соучастие, в другом — террор и революция, — настолько похожа их цель: участие и сопричастность к политике. (…) 19 из 22 террористов, участвовавших в терактах 9/11, происходили из буржуазии Саудовской Аравии».

Тем не менее, пишет Вольфсон далее, участие суннитской буржуазии во власти не решило бы второй фундаментальной проблемы Саудовской Аравии, связанной с проживающими на востоке страны шиитами, «которые все больше ориентируются на Иран и своими методами, отнюдь не только мирно и с помощью Тегерана, восстают против суннитского истеблишмента. Их успех был бы смертельным ударом на государственном уровне не только для монархии и аристократии, но и для буржуазии Саудовской Аравии. Почему? Только под восточной частью страны залегают нефть и газ».

Для Европы и всего мира пришло время готовиться к фундаментальным изменениям в Саудовской Аравии, заключает историк.

Материал представлен в пересказе InoPressa

Оригинал публикации Handelsblatt