Рассказ очевидца с места событий:

Прибыли мы в Дераа рано утром. Изначально у нас была информация, что в той части города есть расположение нашей военной полиции, на их помощь мы очень хотели рассчитывать. Однако, по прибытии в Дераа, мы выяснили, что они располагаются в другом месте, в километрах 20, и они в нашем вопросе вряд ли смогут помочь.
Перед самым въездом в эти районы расположен блок-пост.

Эта часть города пострадала очень сильно. В этих местах была война всех против всех. За время конфликта здесь успели побывать бесчисленные Группировки, в основном из зелёных. Они воевали как друг с другом, так и против правительства. Результат на сегодня — разбитые кварталы, не пригодные для жизни, отсутствие работы и прочие атрибуты той самой старухи с косой под именем Разруха.

Подъехали мы к одному магазину, где нас попросили подождать бывшего полевого командира местного пошиба Абу Шарифа. Долго ждать не пришлось. К нам приехал мужчина в возрасте, одетый в спортивный костюм. Он оказался довольно приятным и общительным. Сразу же провёл нас на место и предложил любую помощь и содействие. Надобности не было в этом, но в очередной раз отметить хорошее отношение к нам даже со стороны бойков, было приятно. Мы прибыли в бывший штаб белых касок. Теперь здесь расположен полицейский участок, как и было до войны. Следов пребывания «касок» практически не осталось, за исключением пожарной машины, набитой барахлом для гражданской обороны и спасательных мероприятий. Машина «свежая» и дорогая — мерс. Денег на «касок» не жалели. Оборудование и снаряжение в машине действительно дорогие, лучших производителей, от крупного до мелочи.

Через минут 10 пришёл и старший касок в Дераа. О сходу подошёл к машине, стал говорить и показывать содержимое отсеков Машины — снаряжение, одежду…

Потом повёл в склад. Там та же история. Дорогое оборудование для спасения, эвакуации и переноски раненых, разборки завалов, оказания помощи.

После его неожиданного появления и эмоционального монолога с демонстрацией, мы подошли и представились. Представился и он. Хасан Фаррух Мохаммед.

Парень духовитый и сильный. Когда начались события, он создал в Дераа гражданскую оборону, которую сразу же взяли под себя «каски». Ну как взяли…Предложили финансирование. Хасан и его команда действительно спасали людей во время боевых действий: разгребали завалы, оказывали первую помощь.

Здесь было время, когда воевали все против всех, и пострадавших в междоусобице хватало с лихвой. Знал ли он, что их зачастую использовали для не совсем хороших целей в плане пропаганды? Конечно, знал. Он прекрасно понимает, что проект «белые каски» чисто политический для его создателей, для «прихлебателей» — он коммерческий. Он прекрасно знает и сам может рассказать как зарабатывали на поставках медикаментов и оборудования одни, и, как и что требовали от них взамен финансирования другие.

Я спросил у него за участие в провокациях вроде тех, что были устроены в Думе и Шейхуне. Он ответил, что конкретно ему такого не предлагали и не требовали, но зная тех, кто рулил проектом , не исключает, что такое могло быть. И именно потому, что он в подобном не участвовал, а действительно занимался спасением людей и оказанием им помощи, его сирийские власти не тронули и дали возможность заниматься тем же самым, теперь уже и под правительством. Из его команды уехали в район Идлиба 4 человека. И причина была не в боязни преследования, а в предложенных гонорарах за продолжение участия в белых касках. Сам же Хасан принял решение остаться дома, потому как знает всю суть проекта «Белые Каски» и больше ничего не хочет иметь общего с ними. Насколько это искренне, не знаю, но такое сказано было.


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен