Президент Трамп решил попугать международную общественность своей готовностью выйти из договора с Россией о ракетах средней и меньшей дальности, который просуществовал три десятка лет. Шантаж, попытка вновь, как в восьмидесятые, поиграться с пистолетами у виска, примитивно запустив маховик гонки вооружений, сыграть с русскими в рулетку — у кого кишка тонка?

К тому, чтобы разорвать договор о РСМД Штаты подбирались давно, так что нечто подобное следовало ожидать. Но обращает внимание, что грозные заявления американского лидера последовали за известным выступлением Владимира Путина на Валдайском форуме, где он в очередной раз подчеркнул, что Россия не будет первой использовать оружие массового поражения, но на агрессию ответит всей мощью, и кишка не окажется тонка. После путинских слов сразу засуетились шутники всех мастей и местные скоморохи — очень любителей повеселиться позабавили слова о рае. Но не о них сейчас речь. Есть ощущение, что Путин, говоря об ответственности за мир, играл на опережение и будто заранее предупредил Трампа о возможных последствиях.

Напомним, что на прошлой неделе президент Путин на заседании клуба «Валдай» в очередной раз вернул к реальности наших заокеанских и прочих партнёров. Сделал он это в стиле древнего латинского изречения memento mori, причём без какого-либо запугивания или бряцания оружием. Речь шла, скорее, об ответственности. В России, пережившей самые кровавые мировые войны, о ней все отлично знают, поэтому считают не лишним напомнить своим коллегам, опыта такого не имеющим или благополучно забывшим о нём. Поделиться опытом, так сказать. Это и есть секретное оружие русских.

Вообще-то президент напомнил аксиоматическое: наша страна будет только отвечать на агрессию. При том, что России регулярно грозят чуть ли не полным уничтожением. Всерьёз обсуждают подобное, причём с таким азартом, что создаётся впечатление, будто желание зачеркнуть Россию является чуть ли не мечтой западной цивилизации, которая зарезервировала за собой право первой нажать на смертельную кнопку (и кто тут у нас подобие непредсказуемого примата с гранатой?).

Делать подобную «профилактику» на тему memento mori, к сожалению, приходится регулярно — иначе возникают и начинают жить своей жизнью ложные иллюзии, причём крайне опасные, поскольку могут обрести злокачественный и необратимый характер.

Это напоминание миру о его возможной конечности делалось в различных формах. От чрезмерно эмоциональных заявлений Никиты Хрущёва с трибуны ООН до горбачёвской проповеди «нового мышления».

В конце 80-х годов прошлого века советский генсек обращался к странам Запада с посланием о том, что  необходимо избавляться от «образа мышления, унаследованного от прежних веков» и от его пережитков, главный из которых — восприятие войны как продолжения политики иными средствами. Тогда Горбачёв, ставший любимцем на Западе, говорил о том, что Запад так до конца и не осмыслил. Что человечество, вступив в ядерный век, само себя изгнало из рая, то есть «лишилось бессмертия». Одна стратегическая атомная субмарина по убийственному потенциалу равна «нескольким вторым мировым войнам». Человечество может уничтожить себя многократно.

Архитектор перестройки тешил себя иллюзиями, что знание о страшной опасности, изменение представлений о мире и войне, которая есть абсолютный финал человечества, должно сблизить народы и страны, заставить их сотрудничать и развивать философию мира. Однако вместо философии мира наши «партнёры» лишь внушили себе мысль, что Советский Союз проиграл в холодной войне, а раз так, то и Россия может проиграть в любой другой. Раз ушёл с исторической арены Союз, то туда же может последовать Россия, и в этом деле все средства хороши. То есть, по сути, вернулись к образу мышления доядерного мира (в горбачёвской терминологии).

Стали прорабатываться сценарии и возможности нивелировать ядерный предохранитель от любого широкомасштабного силового противостояния. Строили концепцию глобального удара, подвинули военные базы чуть ли не вплотную к российским границам и прочее. Короче, о реальности начали рассуждать, будто в компьютерные игры играя или прописывая сценарий жуткого фильма-катастрофы. При всём этом в России даже намёка на подобную ревизию взглядов о войне не было. Здесь чётко понимают реальность и знают, что в этом случае будет «выключен свет» у всего человечества — и зачем тогда с этим катастрофическим огнём играть?

Поэтому Россия в лице своего лидера продолжает говорить об этой опасности человечеству. Миссия, если хотите, у неё такая. Помните, многие мыслители говорили о ней как о покрове и защите для всего мира — теперь это дело материализовалось. Только стилистика этого предостережения изменилась. Чрезмерная эмоциональность и наивный романтизм ушли в прошлое — остался прагматизм, с которым, например, в начале года демонстрировались новые виды российского супероружия. И сейчас Владимир Путин на «Валдае» говорил совершенно прагматические вещи на понятном нашим партнёрам-оппонентам языке.

Если хотите, в путинских словах нет ничего нового, а есть лишь вековое послание отечественной цивилизации, заключённое в евангельской фразе «взявшие меч, мечом погибнут», которая в другом изводе приписывается святому Александру Невскому: «Кто с мечом к нам войдёт, тот от меча и погибнет».

Послание, помноженное ответственностью за мир. Теперь это основной принцип российской политической миссии на планете, держащейся на паритете.

Да, нас задирают, обвиняют во всех смертных грехах, устраивают всевозможные провокации и просто лгут о нас. Да, бесконечно разыгрывают антироссийскую карту и нагнетают силовую истерию. Да, делают из нас образ врага и накручивают сами себя чуть ли не в уверенности, что скоро придётся воевать с русскими (ага, в штыковой атаке сойтись). Нам же не стоит вестись на всё это, а следует помнить о своём деле: предостерегать о выборе между миром и смертью всему, между светом и полной тьмой. Ну а всю истеричность западной политики в последнее время необходимо воспринимать как нечто схожее с игрой на публику бойца смешанных единоборств Конора Макгрегора, все грозные и оскорбительные выпады которого в адрес противника — лишь щедро монетизированное шоу. Российский лидер всё это отлично понимает, недаром он на том же Валдайском форуме, отвечая представителю Китая, сказал: «Придёт время, и ветер успокоится…».

Запад же пока пугает сам себя. Пробивая новый военный бюджет, Трамп заявлял: «Наши иностранные соперники и противники уже начали милитаризацию космоса, разрабатывая новые технологии, которые позволят разрывать жизненно важные коммуникации, ослеплять спутники… Я видел кое-что — вы даже не захотите знать, что они делают и насколько они продвинулись». А ведь и напугают.

Есть лёгкая голливудская комедия «Взрыв из прошлого». Во времена Карибского кризиса американская семья спряталась в подземном бункере, где и стала жить, считая, что наверху жизни нет и что там свирепствует ядерная зима. Через 35 лет герой картины, выросший в этом подземном укрытии, вышел на поверхность, увидел реальность. И ветер успокоится, придёт время…

Создаётся ощущение, что Штаты, в том числе и своими заявлениями о выходе из договоров с Россией, усиленно загоняют себя в этот бункер, считая его спасением от всех бед и напастей. Россия же не устаёт говорить о том, что мир на поверхности многим лучше и прекраснее, что не надо никуда прятаться, а в бункерах нет спасения. Прислушаются, выйдут ли из убежищ, в которые сами себя вгоняют? Пока не известно, но нам надо не отчаиваться, а вести дальше свою «профилактическую» работу. Больше «нового мышления», господа партнёры, долой пещерные инстинкты — без них легче дышится. Попробуйте, не бойтесь, пора уже вырасти из коротких военных штанишек.

Андрей Рудалёв, RT