Первый военный корреспондент Сирии пролила свет на то, каково это – оказаться в плену боевиков Свободной сирийской армии (ССА), разоблачив ужас, унижение и попытки в интервью информационному агентству «Sputnik».

«Я первая сирийская журналистка, которой довелось носить бронежилет и шлем. Меня арестовали и взяли в плен. Вдобавок ко всему, я первая журналистка, которая получил ранения при исполнении своих профессиональных обязанностей», — заявила Яра Салех.

Тридцатидвухлетняя телеведущая государственного телеканала «Аль-Эхбария» прибыла в военную зону спустя 8 месяцев после начала конфликта, который разразился в марте 2011 года и сопровождала правительственные войска в течение двух с половиной лет.

Яра, отвечая на вопрос, почему она выбрала столь необычную для женщины профессию, сказала, что сначала она и ее покойный коллега и друг Яра Аббас не слишком задумывались о том, что значит быть военным корреспондентом.

В качестве журналистов они должны были освещать ввод сирийских войск в города, показывать сирийцам и всему миру показания местных жителей в районах, захваченных боевиками.

«Война набирала обороты, войска штурмом брали города, и было много дезинформации о ситуации на подконтрольных им территориях. Армии инкриминировали кражи, разрушения, насилие и убийства. Сирийская армия каждый раз была виновна, а гражданское лицо всегда было жертвой. И тогда мы стали следить за армией, чтобы задокументировать ее вход в каждый город. Сначала это была наша миссия. И только тогда нас стали называть военными корреспондентами. Мы были там, чтобы сообщить о том, что происходит», — объяснила Яра Салех.

Только в 2013 году мир начал признавать, что те, кто изначально был представлен как мирные повстанцы, на самом деле были вооруженными боевиками, примкнувшими к террористам. С 2011 года она и ее съемочная группа пытались доказать, что у другой воюющей стороны было оружие, что это оружие предназначалось не для обороны, а для агрессии.

«Людей убивали, их убивали и бросали в реку Оронт. Это была бойня, и мы должны были рассказать об этом», — заявила Яра Салех.

Дамаск, севернее Дарры, Идлиб и Дейр-эз-Зор, а также провинции Хомс, Хама и Латакия — это примерный маршрут, который журналистка пересекла за два с половиной года.

Яра Салех и ее съемочная группа неоднократно становились мишенями боевиков, журналистка рассказала, что в течение долгих месяцев она видела смерть, разрушения, страх мирных жителей в регионах, захваченных теми, кто позже назовет себя Свободной сирийской армией (ССА).

С боевиками «умеренной оппозиции» связана одна из худших страниц ее работы военным корреспондентом. Летом 2012 года ее экипаж из 4 человек был захвачен боевиками ССА недалеко от деревни Аль-Талль, западного пригорода Дамаска. Через 6 дней трое были освобождены, а помощник оператора расстрелян.

«Лидер террористов издал религиозный указ (fatwā), приговорив к смерти. Затем им приказали оставить журналистов в живых, чтобы потом обменять их на террористов, но Хатем (помощник оператора) уже был застрелен. В него выпустили 60 пуль», — вспоминает журналистка.

По словам Яры Салех, боевики ССА, среди которых был один саудовец, в первую очередь, интересовались религиозной принадлежностью журналистов. Дух такрифизма (радикальная исламистская идеология, основанная на обвинении мусульман в неверии) проявился в полной мере. «Они заставили меня надеть паранджу. Те, кто призывал к свободе в Сирии, заставляли меня молиться. У них есть второе имя: ИГИЛ*, потому что они ничем не отличаются от них», — заявила журналистка.

Яра Салех — сирийская журналистка. Боевики «умеренной оппозиции» заставили надеть хиджаб.

Затем Салех вспомнила шесть дней «ужаса, унижений, избиений и пыток». История журналистки заканчивается воспоминанием о смерти помощника оператора – Хатема.

«У меня до сих пор всплывает перед глазами его лицо, когда его тащили на казнь», — заявила Салех, добавив, что перед его смертью, боевики поинтересовались у нее, не желает ли она принести себя в жертву, сохранив жизнь помощнику оператора. Журналистка согласилась, однако боевики убили Хатема.

Через пятнадцать дней после освобождения Яра снова начала работать. Она узнала о смерти своего коллеги Яры Аббас, увидела, как ее товарищ был ранен осколком снаряда, и через два с половиной года решила оставить работу военного корреспондента.

«У меня развилось чувство вины за судьбу коллег. Возможно, из-за моей отчаянной храбрости, мои коллеги последовали за мной, и я чувствую себя виноватой. Потом мама попросила меня уйти с этой работы, она очень переживала за меня. Но наше кредо продолжается, и на смену нам пришло новое поколение журналистов», — подытожила Яра Салех.

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен