Стратегическое терпение Москвы имеет очень четкие основания и предпосылки

Владимир Путин очень терпеливый человек. Те, кто рассчитывали вывести его из себя, спровоцировать на жёсткие необдуманные действия, на авантюрные акции и предприятия, наверняка были в очередной раз разочарованы выступлением Путина на Валдайском форуме. Где он в очередной раз явил собой образ миротворца, призывающего всех успокоиться, не совершать резких движений и вообще подождать.

Многие выступающие пытались понять, почему Путин, вроде бы, бездействует на фоне увеличивающихся рисков. Многие пытались вызвать его на привычные резкости и откровенности. Но не получилось.

— «Лес хочет покоя, да ветер не позволяет», — жалуется китайский участник форума. – Нас не оставляют в покое.

— Погода изменчива, — успокаивает его Владимир Путин. — Придет время, и ветер успокоится… Это пройдет когда-то, но, судя по всему, нужно дождаться, чтобы были урегулированы внутриполитические кризисы. Произойдет это после выборов в Конгресс или… когда состоятся очередные выборы президента Соединенных Штатов, тогда ему не нужно будет оглядываться постоянно на тех, кто спекулирует на антироссийской риторике.

«Украина срывает все попытки мирного урегулирования», — жалуется украинский участник форума. – Есть ли какие-то шансы на вывод из тупика этой тяжелейшей проблемы, этой кровоточащей раны в наших отношениях?

«Очевидно, что украинские власти не выполняют Минские соглашения в силу внутриполитических раскладов, имею в виду приближающиеся президентские, а затем и парламентские выборы», — флегматично замечает Путин.

И замечает, словно невзначай: «они загоняют не просто ситуацию в тупик, они проводят антигосударственную и антинародную политику, так же, как в свое время ее пытался скрыть, а затем и попытался осуществить Саакашвили в Грузии, напав на Южную Осетию».

«Поэтому надо дождаться, пока закончатся внутриполитические циклы, — подытоживает Путин. – И очень рассчитываю на то, что с новым руководством страны удастся выстраивать хоть какие-то отношения и о чем-то договариваться».

«Новым руководством» — из уст Владимира Путина это всегда звучит довольно двусмысленно. Можно только представить, как в этом месте напряглось «старое руководство».

«Не лучше ли довести международную ситуацию до полноценного кризиса и обнулить все проблемы?» — вопрошает модератор.

«Нагнетание обстановки, истерики – это не наш метод… Поставить весь мир на грань какого-то всеобъемлющего, с трудно прогнозируемым результатом кризиса – это безответственная политика. Мы никогда такую политику не проводили и проводить не будем», — опять умиротворяюще гасит страсти президент.

И напоминает про ядерное сдерживание: «у нас нет в нашей концепции использования ядерного оружия превентивного удара… Да, в этой ситуации мы как бы ждем, что в отношении нас кто-то применит ядерное оружие, сами ничего не делаем. Но тогда агрессор все равно должен знать, что возмездие неизбежно, что он будет уничтожен. А мы – жертвы агрессии, и мы как мученики попадем в рай. А они просто сдохнут, потому что даже раскаяться не успеют».

И так по пунктам, по каждому пункту Владимир Путин гасит страсти, не давая втянуть ни себя, ни страну ни в какие опасные провокации. В ответ на вопрос про саудовского журналиста, убитого в консульстве СА в Стамбуле, Путин снова предлагает «дождаться результатов расследования. Как мы, Россия, можем начать портить отношения с Саудовской Аравией, не зная на самом деле о том, что там произошло».

В ответ на вопрос про противодействие Америке и, в частности, политику дедолларизации, Владимир Путин пускается в философические рассуждения про империю, которая «всегда думает, что она может допустить какие-то ошибочки, она может пойти на какие-то издержки. Потому что ее мощь такова, что это ничего не значит».

Это не так, уверяет Владимир Путин, потому что «количество этих издержек и ошибочек неизбежно нарастает, наступает момент, когда с этим уже не справиться ни в сфере безопасности, ни в сфере экономики. Судя по всему, наши американские друзья себя так и ведут, они подрывают доверие к доллару как к универсальному платежному инструменту, как к единственной мировой резервной валюте».

«Наша позиция, — объясняет Владимир Путин, — заключается в том, что мы можем, не вмешиваясь напрямую в дела других государств, кого-то поддерживать, кому-то симпатизировать, но в основе своей должно лежать внутреннее развитие в любой стране. Да, это требует терпения, это требует деликатного отношения к складывающейся ситуации, но по-другому невозможно».

Терпение – лейтмотив внешнеполитического курса Владимира Путина, ждать – главный посыл и объяснение текущего момента. Слишком многие хотели бы втянуть Россию в кровавые, опасные и дорогостоящие кампании, слишком много усилий прикладывается, чтобы сорвать внутреннее восстановление и укрепление. Все последние заявления, провокации, акции – от дела Скрипалей до размещения натовских войск в Польше, от новых санкций до церковного раскола – всё направлено на то, чтобы вывести Россию из себя, заставить сорваться, совершить какую-то глупость, желательно военное нападение, и под этим предлогом добивать уже всем миром.

А Россия всё никак не срывается, не ведётся на провокации, и упорно продолжает придерживаться генеральной линии – пока всё вокруг сыпется и падает, нам нужнее самим укрепиться и восстановиться. А вот когда всё вокруг рухнет и пыль осядет, тогда мы придём и спокойно заберем своё. Как говорится, спокойно спустимся с горы и…

Путин не сказал этого прямо, но те, кто внимательно слушал его Валдайские тезисы, всё прекрасно понял. Для самых недогадливых, Путин специально объяснил суть своей работы:

«Нас, когда я только пришел на работу после университета в органы безопасности и потом в разведку, всегда соответствующим образом воспитывали: если взялся за какое-то дело, какую-то работу, нужно заранее понять, с чем она связана. Или берешься, и тогда уже ты должен действовать аккуратно, не бесшабашно, не безответственно, оценивая все риски нужно действовать, но тогда ты не должен думать о личном самосохранении. Это чрезвычайно важная вещь, особенно для людей, на которых лежит бремя ответственности за своих соплеменников, за миллионы сограждан».

Так что Владимир Путин ещё подождёт. В отличие от зарубежных коллег, у него есть для этого время, и он может себе это позволить. Дожидаясь наилучшего момента для атаки.

Как говорили самураи — «храбрость — это терпение в опасности».

Алексей Ларин, ИА REX