Когда-нибудь это должно было случиться. Когда-нибудь шумное дело Скрипаля, доведённое нашими партнёрами до масштабов гротеска, должно было срифмоваться с реальной трагедией.

Мне скажут: мало ли в мире трагедий? На все не нарифмуешься. Да, но показательный кейс Джамаля Хашукджи тем и важен, что демонстрирует нам разницу в подходах, в реакциях на внешне схожие, но абсолютно разные медийные поводы. Только в одном случае — в случае со Скрипалями — не понятно ничего, и есть только один случайно пострадавший из числа мирного населения. Или неслучайно пострадавший, что делает британских сценаристов этого шоу реальными кровавыми убийцами. Тогда ещё хуже. Но, в конце концов, несостоявшаяся погибель профессионального трейтора Скрипаля была раздута политиками до такой степени и с такой скоростью, что реально повлияла на международные отношения и до сих пор занимает умы обывателя и журналиста в равной мере.

Кстати, о журналисте. Пока чудовищно отравленный самым страшным русским боевым оружием перебежчик Скрипаль сидит и отпаивает себя пивом от стресса, борец за свободу слова, журналист The Washington Post и диссидент Джамаль Хашукджи пошёл разводиться в родное саудо-арабское посольство в Турции. И не вышел.

Параллель: заходит Скрипаль в российское посольство в Лондоне… Нет? Почему нет? Невозможно себе представить? Конечно. Но Россию и так уже рисуют такими красками, что у обычного читателя должна была уже давно поехать крыша и он должен легко представить картину обезглавливания Скрипаля специально прибывшей под чужими именами группой агентов КГБ — ГРУ — НКВД — МГБ.

И всё равно не работает: ни у кого духу не хватит представить такую картину казни предателя родины на столе у русского посла.

Но давайте вспомним, что было сразу после гибели кота Скрипаля в пламени английской контрразведки?

Сколько часов, минут и секунд прошло с этого самого момента до начала третьей медийной войны, которую объявила Тереза Мэй Российской Федерации? Да практически сразу были назначены виновные — гражданин Путин В.В., исполнители — агенты гражданина Путина В.В., атмосфера ненависти имени гражданина Путина В.В., а также все остальные русские по факту того, что они — русские, живущие под руководством гражданина Путина В.В.

Сколько прошло дней, часов, минут и секунд до того, как были объявлены санкции, и сколько стран к ним присоединились? Да вы и сами всё знаете — всё в прямом эфире наблюдали. Весь этот праздник международных сил добра и справедливости. При полном информационном и доказательном вакууме, заполненном противоречащими друг другу тоннами якобы журналистского мусора. «Якобы» потому, что понятно, откуда идут все эти бесконечные версии и сливы, а главное — красивый подбор экспертов по общим вопросам мироздания и российской разведпрактики.

Но вернёмся к чудовищному кейсу Джамаля Хашукджи.

На синхронизированном iPhone якобы осталась запись разговоров и пыток. Турецкие СМИ писали, что перед входом в консульство журналист оставил своей невесте iPhone и перевёл Apple Watch в режим записи — смартфон синхронизировался с часами, которые были на его руке. По информации Yeni Şafak, перед смертью Хашукджи перенёс «жестокие пытки», после чего «был убит».

И разразилась тишина. На государственных уровнях (прежде всего в Турции, США, Саудовской Аравии) вроде бы как ничего не произошло вовсе.

Тереза Мэй буднично занималась развалом итогов референдума, Ангела Меркель подсчитывала нацистов в бундестаге. Какие санкции? Какое возмущение?

Потом, спустя несколько дней, назначенный лично Путиным В.В. президент США выдвинул робкое предположение, что, наверное, диссидента таки убили. Причём какие-то отмороженные одиночки. И призвал к расследованию.

Шли годы. Мерцало.

Действительно, это же только Россию можно обвинять громогласно на государственном уровне во всех грехах. А тут Восток — надо с уважением. Более того, не просто Восток, а дружественный США Восток.

А затем лейтенант ВВС Саудовской Аравии Мешаль Саад аль-Бостани — один из 15 граждан страны, которые находились в Стамбуле в день исчезновения саудовского журналиста Джамаля Хашукджи, — погибает в ДТП в Эр-Рияде, сообщает газета Yeni Şafak.

Когда исчезнет последний, вперёд выйдет Тереза Мэй с остекленевшими от постоянного вранья глазами и скажет: «У нас нет свидетельств».

Но кто ей поверит: на её ладонях кровь убиенного кота Скрипалей.

Игорь Мальцев, RT


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен