Сирия и Крым подписали меморандум об экономическом сотрудничестве. Де-факто это соглашение Сирия, конечно, подписала с Россией. Примечательно, однако, что руку дружбы Дамаску протягивают из Крыма — символа новой России, родившейся после 2014 года.

После того как СССР проиграл холодную войну, Россия не смогла занять его место на новой геополитической карте мира. Россия стремительно теряла позиции. Мнение международного сообщества было определяющим, но потом оно перестало таким быть.

Присоединение Крыма к России мировое сообщество официально не поддержало. Но это было уже неважно, потому что ситуация изменилась — изменилась вместе с картой мира. Точнее, даже с картой Европы, которая казалась застывшей, как муха в янтаре. Россия доказала, что нет ничего невозможного и неподвижного.

В ситуации по Сирии мнения России и международного сообщества тоже разошлись. Но это уже не была Россия девяностых, где только слово «импортное» обещало некое принципиально новое качество, где подрастали дети, привыкающие к тому, что всё хорошее, от фильмов до джинсов, производится исключительно на Западе. В обществе начал назревать перелом задолго до 2014 года, но «крымская весна» кристаллизировала изменения. Россия стала бесповоротно другой, и бесповоротно другим стало российское общество.

Россия могла участвовать в военном конфликте в Сирии на равных с западными державами. Сверхдержавами, какими они казались нам в девяностых. Теперь такой сверхдержавой стала сама Россия. Прозападные эксперты несколько лет назад с пеной у рта доказывали, что сохранение в Сирии режима Башара Асада невозможно; что ж, Россия совершила невозможное.

Вот эта новая Россия, построенная теми, кто не сломался в девяностых, она, как выяснилось, может очень многое.

Символом, краеугольным камнем изменений стал Крым.

Победы в Сирии были уже следствием.

Сейчас Сирия, изрядно потрёпанная войной, с полуразрушенной инфраструктурой, но вполне живая, готовится восстанавливать то, что было уничтожено. В Сирии голод; из Крыма в Сирию будет поставляться ржаная и пшеничная мука, а также электроника и пластиковые трубы. Основные боевые действия, по всей видимости, позади, сейчас время строить.

Сирия нуждается во многом. Крым за те четыре года, что принадлежит России, уже восстановился. Теперь он может многое дать.

Будет налаживаться морское сообщение между портами Сирии и Крыма. Авиасообщение тоже. Будут ходить корабли из Крыма в Сирию и обратно, летать самолёты. Международное сообщество пытается накладывать на Крым санкции, но Крыму это не особенно мешает. Торговые корабли выходят из крымских портов.

А ведь если бы Крым остался украинским, то в 2017 году соглашение о пребывании там Черноморского флота было бы закончено и российских кораблей, чтобы помогать Сирии, там бы не было. Был бы флот НАТО. Хорошо, что Россия изменилась. Хорошо, что изменилось всё.

Международное сообщество может сколько угодно пытаться отрицать факт возвращения Крыма в Россию, накладывать санкции, пытаться запрещать торговать с Крымом. Тогда-то и выясняется, что в огромном разобщённом мире нет никакого мирового сообщества, а есть кучка стран, которые решили себя таковыми провозгласить. Но они уже теряют позиции, новый мир наступает им на пятки.

Сейчас в Сирии планируется открытие крымского торгового дома. Если бы не было «русской весны» 2014 года, не было бы там никакого крымского торгового дома. Сирии нынешней, может, уже тоже не было бы. Но вот что важно: при Украине полуостров практически перестал быть центром производства. В нетуристических городах не было работы, они постепенно умирали. Умирал Крым. Уже четыре года, как не умирает. И этих четырёх лет хватило, чтобы Крым сам стал экспортёром. Теперь «импортное» в Сирии будет российским. Крымским.

А Россия постепенно будет возвращать себе влияние. Экономическое, конечно, — в первую очередь экономическое. И не только. Не только Крым перестал умирать и начал рождаться заново — эти процессы происходят в масштабах всей России. Смерть и возрождение, эпохальный цикл.

Сирия, стоявшая на грани пропасти, только-только прошла кризисную точку этого эпохального цикла, глотнула русского духа, пахнущего сталью и весенней землёй после дождя. Теперь Сирия повязана с Россией этим русским духом, русской кровью, пролитой в Сирии, но и русскими торговыми кораблями тоже. Последнее — важно.

Ах да.

Ещё в Сирию привезли копию памятника «вежливым людям», установленного в Крыму. Теперь «вежливые люди» останутся и в Дамаске.

«Вежливые люди» — это тоже символ нового мира.

Анна Долгарева, RT