Понимание государственного суверенитета как краеугольной основы международного права неверно по факту и в корне противоречит фундаментальным гуманистическим и демократическим принципам, на которых основана современная цивилизация

Как только речь заходит о правах русских, которых за рубежами РФ сегодня не унижает только ленивый, сразу начинают кивать на их иностранное подданство, которое, дескать, не дает возможность России, как следует, постоять за таких же русских людей.

Но кто сказал, что права государства превыше, чем права нации? Тем более, что нации существуют тысячи лет, а государства — буквально мгновения в историческом масштабе времени. Сегодня оно есть, а завтра, глядишь, его уже нет.

Той же независимой Украине, например, нет еще и тридцати лет от роду. А русской нации больше тысячи.

Так по какому праву этот едва народившийся на свет божий несмышленыш, к тому же незаконнорожденный и крайне агрессивный, распоряжается доставшейся ему, по воле слепого случая, огромной частью древнего русского народа? Да еще всячески мешает ему жить и считает его своей собственностью.

Что за маразм? Ничего более дикого и противного естественной природе вещей представить себе невозможно!

И не надо мне сейчас рассказывать про международное право, которому, дескать, волей неволей следует подчиняться и которое якобы предписывает соблюдать некие правила. Другие, даже куда более слабые и немногочисленные народы, горой встают за своих соплеменников, если кто-то пытается их обидеть. И никакое международное право им в этом случае не помеха!

Та же Венгрия — яркий тому пример. Даже оборзевшая, до полной потери чувства реальности, киевская власть, не очень-то спешит «вправлять мозги» местным венграм, которые вздумали активно защищать свой язык и культуру. Хотя, кстати говоря, эти венгры живут на территории Украины и являются, в основном, украинскими гражданами. То есть по нынешним формальным правовым понятиям, как их трактуют в том же Киеве, находятся в полной юрисдикции украинских властей.

А Венгрии на это наплевать! Что, кстати, очень правильно. В Киеве откровенно боятся обострять отношения с Будапештом именно потом, что точно знают — мадьяры своих соплеменников в обиду не дадут. И не остановятся ради их защиты ни перед чем, включая, если потребуется, даже войну. Потому что это вопросы целостности, сбережения и, в конечном счете, выживания нации. Превыше чего для любого народа нет и ничего и быть не может. Ибо покойнику все остальные радости этого мира уже ни к чему.

Именно поэтому Венгрия, что называется, положила с прибором на так называемый украинский суверенитет и на тому подобную волюнтаристскую белиберду.

Потому что совершенно справедливо исходит из высших, не подверженных политической конъюнктуре, гуманистических представлений о законности и правопорядке. Согласно которым, никакие «юридические нормы» не имеют права на существование, если результатом их применения является массовое угнетение и подавление людей, являющихся частью твоего собственного народа. Причем, частью не в ублюдочном погранично-паспортном смысле, а в силу извечных фундаментальных законов человеческого бытия.

Впрочем, даже в действующем сегодня формальном международном праве более чем достаточно юридических положений, которые во главу угла ставят не откровенно мракобесное «право» государства помыкать людьми по своему усмотрению, а строго наоборот — право людей на свободу и полное уважение их человеческого достоинства. Та же «Всемирная декларация прав человека», например.

Именно поэтому тот почти религиозный пиетет, который некоторые иные державы испытывают перед «суверенитетом» таких вот, едва возникших, а то и вовсе мертворожденных «государств», непонятен и необъясним ни с правовой точки зрения, ни, тем более, с позиций фундаментальных гуманистических принципов и извечных нравственных ценностей человеческой цивилизации.

Это прекрасно понимают в Венгрии и руководствуются таким пониманием в своей повседневной политической практике. И даже целиком прокиевский Евросоюз, членом которого является Венгрия, ничего не может с этим поделать, потому что правда на венгерской стороне. Та правда, поставить которую под сомнение равнозначно обрушению самого фундамента нынешнего, пусть и весьма лицемерного, двуличного, но вынужденного все же блюсти некую видимость демократических приличий европейского сообщества.

Непонятно только одно. Почему в ситуации, даже куда более худшей, чем венгерская, когда угнетению, гонениям и репрессиям подвергаются, по всему бывшему СССР, даже не сотни и тысячи, а десятки миллионов русских людей, когда многие тысячи из них на той же Украине ни за что брошены в тюрьмы, миллионы стали беженцами, а всех остальных лишают человеческого достоинства, путем прямого уничтожения их культуры, языка и исторической памяти, почему в этих условиях прямого надругательства над фундаментальными правами и свободами русского населения, во главу угла по-прежнему ставится так называемый «суверенитет», который в иных клинических случаях уже фактически превратился в суверенное право палача безнаказанно глумиться над своими жертвами?

Нет ничего более недостойного, противоестественного и, в конечном счете, противоправного, чем такое понимание приоритетности в отношениях с нынешними суверенными осколками бывшей страны.

Но самое страшное, что подобным «пониманием» подрываются сами основы существования русской цивилизации, режется по живому ее национальное тело, а русский человек превращается в беззащитного изгоя и бесправную жертву бандитского произвола по другую сторону нынешней российской границы.

И это при том, что десятки миллионов русских людей были вышвырнуты из родной для них страны и стали иностранцами, не выходя из своих домов, вопреки их собственной воле, ясно выраженной на всесоюзном референдуме о сохранении СССР. То есть с ними поступили в наивысшей степени беззаконно и омерзительно. При том, что обратной дороги для них, как правило, нет. Потому что в самой малонаселенной и самой большой по территории стране мира, оказывается, совсем не рады «лишнему» русскому населению. А ритуальная «глубокая озабоченность» регулярно выражаемая уже много лет, столь же полезна, как мертвому припарки.

Нет и не может быть никакого суверенитета, построенного на тюремных или даже концлагерных «порядках»! Любое государство, которое не желает в полной мере признавать человеческое и гражданское достоинство своего русского населения, тем более, в тех случаях, когда оно составляет большинство, не должно рассчитывать на то, что неприкосновенность этого, в сущности, тюремного застенка, будет уважаться и, тем более, юридически признаваться. И нет, еще раз подчеркиваю, ровно никаких правовых запретов на то, чтобы заставить такое варварское «государство» соблюдать божеские и человеческие законы.

Именно так понимает эту ситуацию Венгрия. И будь эта страна чуточку больше, мы бы увидели, как она может защищать своих людей по максимуму. Впрочем, она и сейчас неплохо справляется.

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов