Вчерашнее решение Священного синода Русской православной церкви, заседание которого проходило в Минске, знаменует собой начало новой вехи в истории православия. Отказ от евхаристического общения с Константинопольским патриархатом (Фанаром) не стал результатом развития ревизионистских идей или начинаний, оно разорвано вынужденно и со скорбью. Тем не менее никакого иного выхода у РПЦ, которая в сегодняшних условиях становится главным защитником канонического права, не было.

Согласиться с вторжением Фанара на собственную каноническую территорию значило бы согласиться с демонстративным беззаконием и позволить таким образом константинопольскому патриарху Варфоломею получить подтверждение обоснованности собственных амбиций на главенствующую (папскую роль) вселенского патриархата в системе равноправных апостольских церквей. Но это не самый драматический аспект нынешнего раскола.

Фанар легализовал псевдоправославные националистические секты — так называемые Киевский патриархат во главе с отлучённым от церкви в 1997 году лжепатриархом Филаретом (Денисенко) и УАПЦ лжемитрополита Макария (Малетича). Здесь проблема куда серьёзней. Согласно канонам, общение с попавшим под анафему схизматиком автоматически уравнивает общающегося с его визави в статусе. Это означает, что синод Константинопольского патриархата сам стал источником схизмы, а анафема, которой был подвергнут Филарет, теперь распространяется и на него. То есть иерархи из Стамбула с точки зрения канонического права уклонились в ересь этнофилетизма, которую сам же Константинополь осудил ещё в 1872 году.

С практической точки зрения последствия видятся печальными и драматическими для прихожан Украинской православной церкви, но не катастрофическими для мирового православия — напротив, оно получило возможность избавиться от привнесённых в него новыми временами элементов: экуменизма, либеральных веяний, национализма, моды на секулярное реформирование. Паства УПЦ и её глава Митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий переходят на положение гонимых. Их судьба вполне сравнима с участью Донбасса, расстреливаемого киевским режимом более пяти лет. Уже нет никаких сомнений в том, что самые тяжёлые испытания для православных Украины ещё впереди.

Церковь лишится монастырей, которые располагаются в лаврах, переданных государством в аренду, части приходов. Их по уже отработанной схеме будут захватывать члены националистических банд совместно с клириками лжеправославной автокефалии после предоставления ей томоса.

Чем сможет РПЦ и Россия помочь своим единоверным братьям и сёстрам, пока говорить сложно, да и, пожалуй, рано. Это будет, по всей вероятности, зависеть от того, какой масштаб примут столкновения. Есть и опасность того, что УПЦ в связи с принятием нового закона о совести на Украине не сможет пройти регистрацию под своим именем, поскольку оно будет занято раскольничьей структурой Филарета.

Православным предложат зарегистрироваться как русской церкви, на что они пойти не могут, поскольку это противоречило бы реальному положению дел, указывая на зависимость УПЦ от Москвы. Такой зависимости не существует. Украинская церковь полностью автономна. Во-вторых, такая смена названия делает её мишенью для националистов всех мастей. Отсутствие регистрации может вынудить прихожан УПЦ начать создавать катакомбные структуры.

К великому сожалению, мы теряем в связи с решением Священного синода РПЦ священную гору Афон — место ежегодного паломничества тысяч русских людей. Афонские монастыри подчиняются Фанару, следовательно, верные Русской церкви чада будут лишены возможности участвовать в совершаемых там таинствах.

Раскол может пойти дальше отношений Москвы и Стамбула, поскольку в своём отношении к происходящему должны определиться все поместные церкви. Если кто-то предпочтёт сохранить евхаристическое общение с Фанаром, то РПЦ будет вынуждена так или иначе ограничить свои контакты с этой церковью. Пока, судя по тому, что подавляющее большинство глав автокефалий осудили действия константинопольского патриархата, соотношение сил явно складывается в пользу Москвы.

В решении Синода очень чётко указано, что РПЦ возлагает на себя бремя защиты православной веры как таковой, решительно выступив против папистских устремлений патриарха Варфоломея: «В условиях столь глубокого подрыва основ межправославных отношений и полного пренебрежения тысячелетними нормами церковно-канонического права Священный синод Русской православной церкви считает своим долгом выступить на защиту фундаментальных устоев православия, на защиту Священного предания церкви, подменяемого новыми и чуждыми учениями о вселенской власти первого из предстоятелей». Таким образом, с точки зрения канона Россия окончательно вступает в права Третьего Рима, которому завещано отстаивать истины и традиции Христовой церкви. А четвёртому, как известно, не бывать.

Андрей Бабицкий, RT