Литва, собственной волей оторванная от мирового атомного проекта, превращается в «заповедник» времен холодной войны. Ее политики живут в мире, где все окружающие страны разделены маркерами «свой» и «враг»

В Европу пришла осень. Тревожно кричат в небе улетающие птицы, длиннее становится ночь, смутное беспокойство охватывает умы людей. И вот 24 сентября, за несколько часов до полнолуния, когда сотрудники психиатрических лечебниц готовились к тяжелейшей ночной смене, в Сейме Литвы был зарегистрирован законопроект, поданный депутатом фракции «Союз Отечества — Христианские демократы Литвы» Лауринасом Касчюнасом.

По мнению господина депутата, все подрядчики на стратегических объектах должны проверяться с точки зрения национальной безопасности: «Этот законопроект укрепит безопасность и предотвратит появление в Литве нежелательных структур с враждебными по отношению к стране целями».

Одним из таких субъектов политик прямо называет немецкую компанию Nukem, которая занята в различных проектах по выводу из эксплуатации остановленной Игналинской АЭС. Немецкая компания является ключевым подрядчиком. Она принадлежит госкорпорации «Росатом». В случае принятия закона ей будет запрещено участие в будущих конкурсах на реализацию проектов. А работы на станции распланированы почти на 20 лет вперед. В Литве «Росатом» назван «угрозой национальной безопасности».

Работа Nukem Technology в Литве

Как это связано с полнолунием? Напрямую. Nukem Technology строит в Литве хранилища радиоактивных отходов, в том числе и для самого опасного «груза» с Игналинской АЭС — отработанного ядерного топлива, ОЯТ.

При выгрузке ОЯТ из реакторов выяснилось, что часть кассет с топливом разгерметизирована — опаснейшее состояние, чрезвычайно велик риск серьезного радиоактивного заражения. Немецкие специалисты разработали уникальную технологию, позволяющую справиться с этой проблемой.

Роботы-манипуляторы, управляемые дистанционно, специальные контейнеры, в которых поврежденное ОЯТ можно безопасно переместить из здания реактора в промежуточное хранилище, специальная «горячая камера» в этом хранилище, в которой будут трудиться роботы-манипуляторы. Технология, существующая в единственном экземпляре, — никто никогда и нигде не сталкивался вот с такой проблемой.

И вот именно эту компанию, которая разработала технологию, создала все это оборудование, которая одну за другой извлекает топливные сборки и размещает их в хранилище (которое тоже построено по проекту, разработанному Nukem Technology), господин Касчюнас считает «угрозой национальной безопасности Литвы». Это осень, полнолуние, смутные образы в тревожном воображении. Впрочем, хорошо, что так — а то мог бы и человека покусать.

Всемирный ядерный «профсоюз»

Литва, собственной волей оторванная от мирового атомного проекта, постепенно превращается в своеобразный «заповедник» времен холодной войны. Ее политики живут в мире, где все окружающие страны разделены маркерами «свой» и «враг». Оторвавшись от реальности, они уже не способны воспринимать, насколько изменился мир атомной энергетики.

Еще в 2001 году была создана Всемирная ядерная ассоциация, WNA, World Nuclera Association – своеобразный «всемирный профсоюз» атомных энергетических компаний. Пять лет назад WNA спокойно, без спешки закончила свое формирование — в нее вошли компании всех стран, имеющие хоть какое-то отношение к атомной энергетике.

Компании, добывающие уран, производящие ядерное топливо, НИИ и конструкторские бюро, разрабатывающие проекты атомных реакторов, машиностроительные и приборостроительные предприятия, IT-компании, разрабатывающие программные продукты для атомщиков, строительные компании, имеющие опыт строительства АЭС. Да что уж там — в составе WNA теперь даже компании, оказывающие логистические и юридические услуги организациям атомной отрасли.

Два года тому назад WNA объявила, что действовать она теперь будет по-новому, руководствуясь принципом «Глобальное партнерство — общий успех». Конкуренцию свести к минимально необходимому уровню, на первое место поставить обмен информацией, опытом, кадрами, технологиями. Только такой подход, по мнению профессионалов, обеспечит гармонизацию ситуации, сложившейся в мире вокруг атомной энергетики.

Главная составляющая программы действий — парадигма безопасности. Безопасность АЭС на протяжении всего жизненного цикла, безопасность производственных зданий, задействованных в производстве оборудования и топлива, безопасность любых манипуляций с радиоактивными материалами, с хранилищами ОЯТ и радиоактивных отходов.

Для реализации парадигмы безопасности атомщики «отменяют» государственные границы и конкуренцию — неважно, где идут работы, связанные с обеспечением безопасности ядерных и радиоактивных объектов, важно, чтобы были использованы лучшие технологии, чтобы ведущая работы компания могла обратиться к коллегам за любой необходимой помощью и беспрепятственно получить ее. Партнерство должно быть глобальным, только оно приведет к общему успеху, одна из составляющих которого — достижение общественной приемлемости атомных технологий, атомной энергетики.

Nukem Technology входит в WNA, ее руководители прекрасно понимают, что любая глупость, участие в какой-нибудь политической интриге неизбежно приведут к тяжелейшим последствиям — компанию просто исключат из WNA. Остаться без доступа к информации о новейших технологических достижениях, без возможности обмена опытом?

После этого можно с чистой совестью готовить документы о ликвидации компании — все равно никаких перспектив на дальнейшую работу в отрасли не будет. При такой реальной обстановке в мировой атомной отрасли законопроект Касчюнаса необходим и востребован так же, как в русской бане горные лыжи.

Немецкие технологии и российское уникальное производство

Что касается Nukem Technology и причин, по которым материнская компания Nukem GmbH продала 100 процентов ее акций «Росатому», то — фантастика! — они не были связаны с тайным заговором против безопасности Литовской Республики. Nukem GmBh — один из ведущих трейдеров урановой продукции, много лет оперирующая природной урановой рудой, обогащенным ураном, ядерным топливом в Европе, в Азии и в Америке.

Инжиниринговая компания Nukem Technology — это более двухсот инженеров и конструкторов высочайшей квалификации, авторы более тысячи изобретений, обладатели множества патентов. Специализация компании — заключительные стадии жизненного цикла ядерных и радиационных объектов, и создана Nukem Technology не случайно.

Германия на законодательном уровне закрепила свое решение о постепенном отказе от атомной энергетики — ее АЭС будут работать до конца проектного срока эксплуатации, после чего их будут останавливать и приступать к демонтажу. Вот с прицелом на то, что таких работ будет огромное количество, Nukem Technology и создали. Заранее — чтобы компания успела наработать необходимые компетенции, набраться опыта и заработать превосходную репутацию.

Среди реализованных Nukem Technology объектов: вывод из эксплуатации АЭС «Каль» в Германии, энергоблок АЭС «Бреннилис» во Франции, фабрики по производству тепловыделяющих элементов Nukem-A в городе Ханау, Германия, демонтаж исследовательского реактора в Карлсруэ, завода по производству МОКС-топлива в Германии, хранилище РАО в Чернобыле, объекты в Испании, Китае, ЮАР, Болгарии и Чехии. Коротко: Nukem Technology — лучшее, что могло случиться в Литве после закрытия Игналинской АЭС.

До сделки с «Росатомом» Nukem Technology не хватало только одного — собственного опытно-конструкторского подразделения. Каждый демонтируемый объект в чем-то индивидуален, зачастую требует уникальных технологий и уникального, штучного оборудования. Каждый раз объявлять тендер, а потом контролировать работу победителя — тратить время и силы, рисковать деньгами.

Материнская Nukem GmbH решила, что ей это не нужно, а у «Росатома» такие подразделения имелись всегда. НИКИМТ-Атомстрой — объединение организаций с опытом разработки и создания оборудования, которое потребовалось для ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы. Собственный «заводик», приспособленный именно для индивидуальных заказов. Специалисты, которые на таком производстве собаку съели.

И немецкие инженеры счастливы, что стали частью вот такого «консорциума». Закончили разработку технологии, оборудования — и тут же отдали производственникам, которым ничего растолковывать и объяснять не надо. Определились по срокам и ценам, в договорное время пришли проверить качество, за пару звонков решили вопрос с транспортировкой оборудования на нужный объект, за чашкой чая решили, кто поедет работать — у НИКИМТ квалифицированных кадров для этого достаточно.

Немецкие технологи и конструкторы, российское производство, любая поддержка от WNA, контроль со стороны МАГАТЭ и Евратома — вот то, что на самом деле обеспечивает безопасность Литвы со стороны атомщиков. Законодательная инициатива Касчюнаса разве что развеселила всех этих серьезных людей, но так бывает — осень, полнолуние…

Борис Марцинкевич, Sputnik