По мнению украинского президента, корчит и корёжит нас от великой украинской мощи, такой великой, что прямо кушать не можем. И ведь он прав, нас действительно корчит. И с брендами, заявленными Порошенко, это связано. Только не так, как этот деятель думает.

Вот что сказал украинский фюрер: «Есть три украинских бренда, от которых сейчас больше всего корчит Москву. Это Вооруженные Силы. Это Нацгвардия. Это автокефальная церковь, по поводу которой Путин вчера даже Совбез собирал, чтобы решить, как защищать их пятую колонну внутри Украины».

Да, вооружённые силы Украины действительно вызывают определённые корчи. Только не ужаса, а гомерического хохота. Ну правда ведь, нельзя же с серьёзным видом воспринимать попытки киевского режима выдать старые советские разработки за технологические прорывы великого шумерского гения! Что миномёт «Молот», регулярно сокращающий численность ВСУ в процессе самоликвидации, вследствие конструктивных недочётов и криворукости пользователей. Что химерический «Азовец» – НЁХ на шасси Т-64, что Т-84-120 «Ятаган» (при чём тут турки вообще?), стандартизированный под НАТО, заглохший на перекрёстке дважды ГСС маршала Рыбалко и националиста Черновола аккурат перед парадом, что вот это вот, не знаю даже, как назвать:

От Нацгвардии нас тоже корёжит. И тоже не от ужаса, но от омерзения. Это куда надо было скатиться, чтобы бывшая советская республика, страна, регулярно подвергавшаяся тотальному геноциду со стороны той же Польши, не просто встала на путь радикальной европеизации, но сотворила сие в худших западных традициях – нацистских? Да, мы не можем спокойно смотреть, как под боком выросла новая гитлеровщина. И нас корёжит от осознания факта, что нельзя просто взять и раскатать этот рассадник заразы, вбомбить его в каменный век, чтобы «мировое сообщество» раз и навсегда уяснило, что Россия терпеть такого не будет, не допустит повторения. Почему нельзя – отдельный вопрос. Это, читатель, политика, причём большая. И экономика, тоже большая. И государственное реноме. Которое нельзя испортить скрипалями, чеченскими геями и девочками банами, но можно необдуманными эмоциональными поступками.

Автофекальная же церковь, простите, автокефальная, хотя фекальная в данном случае правильнее, действительно вызывает определённую озабоченность. И тут несколько причин.

Во-первых, войны за веру – они всегда наиболее кровавые и непримиримые. Потому что ведутся радикалами и фанатиками, чего в стране 404 сейчас с избытком. Дело даже не в утрате Московским патриархатом каких-то церковных доходов, хотя экономическая составляющая любой религии всегда имеет статус доминанты, а в полной утере контроля над ситуацией, контроля политического.

Надо пояснить, что в демократическом государстве церковь по Конституции от этого самого государства отделена. А предоставление автофекалии Киеву, причём по просьбе не канонического иерарха, а политических персоналий и официальных раскольников, что противоречит церковному закону, делает де-факто церковь таким же политическим институтом, уже слившимся с государством. И если в обычной ситуации можно было подписать на подмогу тех же глав поместных православных церквей, то при слиянии церкви с государством, что сейчас и происходит, этот путь закрыт.

Во-вторых, не бывает атеистов в окопах под огнём. Все во что-то верят, вера вообще крайне важна как в жизни индивида, так и социума в целом. Не всегда можно поверить политику, но когда духовный наставник тебе что-то говорит, а то и требует, грозя карами небесными, – как тут не поднять хоругвь на борьбу с еретиками? А еретиками в данном случае является УПЦ МП, названная Порошенко «пятой колонной на Украине».

Никто до сих пор не покаялся за Крестовые походы, за Варфоломеевскую ночь, за «ferro et igni» иезуитов Лойолы. Правда, по указанию Иоанна Павла II, который много ездил по свету и просил прощения, Международная теологическая комиссия составила целый список церковных преступлений, но это было 18 лет назад, сам он тоже давно умер, а никаких компенсаций и контрибуций Ватикан не выплатил ни американским индейцам, ни африканским неграм.

Это я к чему? К тому, что если автофекальная украинская церковь начнёт резню еретиков, то ни одна собака им слова не скажет, ибо церковь неприкосновенна. Богу богово, кесарю кесарево, Филарету-филаретово.

Валерий Усачёв, специально для News Front