В случае гипотетической войны Штаты не смогут обеспечить безопасность своей территории

С-350 «Витязь»

На днях в отечественной прессе появилась информация о том, что крупные города, а также важные промышленные и социально значимые объекты прикроют мобильным противоракетным щитом. Как сообщили «Известия» со ссылкой на источник в Минобороны, речь идет о создании полноценной системы нестратегической ПРО.

В общемировом тренде

Для начала надо отметить, что ПРО — это любой вид защиты от ракетного оружия противника. Она включает в себя, к примеру, и активную защиту бронетехники от ПТУР и РПГ. А в данном случае — от тактических баллистических и крылатых ракет. Вероятнее всего, речь идет в первую очередь о боеприпасах американских ОТРК ATACMS. По ряду параметров комплекс сопоставим с возможностями ОТРК «Искандер». Но, как утверждают специалисты (в том числе, со страниц еженедельника «Звезда»), уступает изделию российского производства.

Отметим, что у России уже есть «Тор-М2», «Бук-М2» и «Бук-М3», С-300В4, С-300ПМУ2, С-400, которые решают большинство задач в рамках нестратегической ПРО. Кроме того, по мнению главного редактора журнала «Арсенал Отечества» Виктора Мураховского, речь может идти о создании системы, схожей по возможностям с С-350 «Витязь» концерна «Алмаз-Антей».

С-350 «Витязь» впервые представили широкой общественности на авиасалоне МАКС-2013. Это самоходная пусковая установка, работающая совместно с всеракурсным радаром с электронным сканированием пространства и командным пунктом, на базе шасси специального автомобиля БАЗ. В боекомплект комплекса входят ракеты средней дальности, используемые в ЗРС С-400, и ракеты малой дальности.

Россия здесь находится в общемировом тренде. В настоящее время в мире развернуто или разрабатывается несколько систем нестратегической противоракетной обороны (Израиль, Индия, Япония, Евросоюз). Самая известная — «Железный купол», которая довольно эффективно прикрывает израильские города от неуправляемых ракет с дальностью полета от четырех до 70 километров. В будущем Израиль планирует модернизировать «Железный купол» для борьбы с баллистическими целями и повысить дальность его действия до 250 километров. А вот стратегической системой ПРО обладают только две страны в мире — США и Россия.

У нас — последний рубеж стратегической ПРО

Как известно, МБР (или их боевые блоки) можно сбивать на разных участках траектории: на начальном, среднем или завершающем. Сразу после старта МБР довольно уязвима. Ее легко отследить, она имеет малую скорость, не прикрыта ложными целями или помехами. С другой стороны, районы дислокации стратегических ракет расположены в глубине территории противника и надежно прикрыты системами противовоздушной и противоракетной обороны. Кроме того, разгонный этап длится всего лишь одну-две минуты. Этого времени мало для того, чтобы не только обнаружить МБР, но и отправить перехватчик для ее уничтожения. По мнению экспертов, как раз для того, чтобы нивелировать эти проблемы, американцы и размещают свои противоракеты в Восточной Европе. Ведь ближе к российским стартовым позициям им уже не подобраться.

Ракеты можно перехватывать на маршевом участке их траектории, когда боевые блоки уже отделились от МБР и продолжают полет в космическом пространстве по инерции. Плюс в том, что на захват цели и уничтожение есть довольно много времени (по некоторым данным, до получаса). Минус в том, что боевые блоки имеют сравнительно небольшой размер, специальное антирадарное покрытие и ничего не излучают в пространство, поэтому их очень сложно обнаружить. Кроме того, современные МБР несут большое количество ложных целей, неотличимых от настоящих на экранах радаров.

Боеголовки можно перехватывать и на заключительном этапе полета. Здесь боеголовки отследить проще, поскольку после вхождения в атмосферу более легкие ложные цели отсеиваются.

Есть и недостатки. Главным из них является очень ограниченное время, которым располагает система ПРО, — порядка нескольких десятков секунд. Уничтожение боеголовок на завершающем этапе их полета — это, по сути, последний рубеж стратегической ПРО. Именно так организована оборона Москвы.

Система А-135 способна сопровождать до 100 целей на расстояниях до 2.000 км. Входящие в комплекс противоракеты 53Т6 Gazelle обладают поразительными скоростными характеристиками — всего за 3-4 секунды они способны набрать «максималку», которая, по разным данным, составляет от 4 до 5,5 километров в секунду. Ускорение настолько велико, что человеческий глаз не может проследить за полетом этой противоракеты. Во время пуска достигаются перегрузки до 210g, и, несмотря на это, сложнейшая аппаратура, находящаяся в ракете, продолжает функционировать. На 2016 год в строю было 68 таких перехватчиков, снаряженных ядерными боевыми частями мощностью 10 килотонн каждая.

На последнем этапе разработки находится обновленная система ПРО Москвы А-235, которая заменит устаревающую А-135. Само собой, большинство ее параметров засекречено. Известно лишь, что противоракеты 53Т6 будут заменены на новые с более точной системой наведения и надежной системой поражения осколочно-фугасными боевыми частями, а не малым ядерными взрывами.

У них — принцип кинетического перехвата

У американцев дело, в целом, обстоит следующим образом. На данный момент США ставят на вооружение системы ПРО с принципом кинетического перехвата: то есть уничтожения боеголовки с помощью точнейшего попадания, по сути, болванки, летящей с огромной скоростью. Речь идет о противоракетах EKV (Exoatmospheric Kill Vehicle), которые запускаются с помощью специальной трехступенчатой ракеты носителя GBI (Ground Based Interceptor). Эта система ПРО в целом получила название GBMD — Ground-based Midcourse Defence («Наземная оборона на маршевом участке»). Как мы видим, американцы выбрали иной подход и в вопросе поражающего фактора, и в вопросе выбора участка траектории полета МБР.

По некоторым данным, EKV весит около 70 кг и обладает системой инфракрасного наведения — она летит к разогретой боеголовке. При столкновении боеголовки МБР и перехватчика EKV их суммарная скорость составляет около 15 км/сек. Выделившейся от столкновения энергии вполне хватает на уничтожение БЧ МБР. Вопрос только в том, как в нее попасть. На испытаниях EKV поражает цель чуть больше, чем в половине случаев. При этом под вопросом остается способность противоракеты гарантированно уничтожить боеголовку, а не просто сбить ее с траектории. Это важный момент. Ведь ядерный взрыв, даже на большом расстоянии от изначально намеченной цели, — недопустим.

Также у специалистов вызывает сомнение способность этой системы поражать БЧ, способные маневрировать в полете. В этом смысле кинетический перехват заметно уступает традиционному перехвату с помощью ядерного взрыва малой мощности, либо осколочного взрыва. С другой стороны, когда для перехвата сотен боеголовок противника необходимо массированное применение противоракет, срабатывание хотя бы одного ядерного заряда на пути боевых блоков создает мощнейший электромагнитный импульс и гарантированно ослепляет радары ПРО.

На принципе кинетического перехвата строится и морская ПРО США Aegis с противоракетами SM-3 (как раз их наземные модификации и устанавливают поблизости от наших границ).

По мнению экспертов, размещение элементов системы ПРО на боевых кораблях вполне разумно. Военные получают возможность действовать максимально близко от районов дислокации МБР противника и, соответственно, сбивать вражеские ракеты не только на средних, но и на начальных этапах их полета. Кроме того, основным маршрутом полета российских ракет является район Северного Ледовитого океана, где разместить шахтные установки противоракет попросту негде.

В целом система Aegis имеет довольно грозные характеристики. Однако даже самые продвинутые модификации противоракеты не смогут перехватить новейшие маневрирующие боевые блоки российских МБР из-за лимита топлива. А вот провести перехват обычной боеголовки этим противоракетам вполне по силам.

Впрочем, и здесь речь идет лишь о вероятности попадания. Еще меньше вероятность уничтожения БЧ, а не схода с курса. Кроме того, стоимость противоракет очень высока, и создание достаточного их количества для серьезного противодействия массированному удару практически невозможно.

Подводя итог, можно констатировать, что находящиеся на вооружении США системы ПРО далеки от совершенства.

Фактор сдерживания

Американская концепция глобальной противоракетной обороны, предусматривающая размещение ее элементов вне территории своей страны и более чем в одном районе позиционирования, повышает шансы на отражение ограниченного удара МБР. «Ограниченного» — здесь ключевое слово. В числовом выражении ограниченный удар подразумевает залп не более 20 МБР.

Впрочем, с учетом современных технологий даже такой удар может и не понадобиться. Весной этого года в послании к Федеральному Собранию Владимир Путин представил новейшие виды российского вооружения, которые не имеют аналогов в мире. Среди них — авиационный комплекс «Кинжал», ракетный комплекс «Сармат», крылатая ракета с ядерной энергоустановкой «Буревестник» и лазерное оружие.

Кстати говоря, МБР «Сармат» способна нести до 10 боевых блоков и значительное количество ложных целей и других средств прорыва ПРО. Она будет оборудована маневрирующими БЧ. Возможно, речь идет о создании планирующих гиперзвуковых боеголовок с суборбитальной траекторией, способных осуществлять маневр по тангажу и рысканию.

Также президент сообщил о разработке гиперзвукового оружия — системы «Авангард», способной лететь в плотных слоях атмосферы на межконтинентальную дальность со скоростью, в 20 раз превышающую скорость звука.

Иными словами, для США наступила новая геостратегическая реальность. В короткие сроки по территории американского континента может быть запущено несколько сотен и даже тысяч подобных ракет в обычном снаряжении. На такое их система ПРО не рассчитана в принципе.

Факты говорят сами за себя: в случае гипотетической войны Штаты не смогут обеспечить безопасность своей территории. Возможно, это является самым эффективным фактором сдерживания гегемонистских устремлений Вашингтона.

Сергей Дузь, еженедельник «Звезда»