«Прошло более семи месяцев с тех пор, как убийцы из российской военной разведки пытались убить в Солсбери бывшего двойного агента и его дочь с помощью нервно-паралитического вещества. Или не пытались? Единственный неопровержимый факт в этом утверждении — это место, Солсбери. Практически все остальное остается спекулятивным», — считает колумнистка Independent Мэри Дежевски.

Она признается, что дело Скрипалей тревожило ее с самого начала из-за мешанины абсолютной убежденности, бездоказательности утверждений и очевидной нехватки информации. Британские чиновники ринулись обвинять Россию, главные персонажи драмы просто исчезли, а с несостыковками почти все согласились.

Дежевски пишет: «Начнем, пожалуй, с [сайта] Bellingcat, который в прошлом позиционировал себя как микрокосм благонамеренного и очень британского дилетантства в спальне в Лестершире, выдающий результаты, которые утирают нос профессиональным ищейкам. На самом деле, Bellingcat довольно далеко отошел от своих малобюджетных корней. У него есть деньги — откуда? Он нанимает сотрудников. У него связи по ту сторону Атлантики. Он ни разу, насколько мне известно, не пришел к выводу, так или иначе неудобному для властей Великобритании или США — будь то сбитый над востоком Украины малайзийский самолет, или применение химоружия в Сирии, или теперь со Скрипалями».

Это не означает, что нужно сомневаться в его выводах, оговаривается Дежевски, но разве не следует проверять достоверность документов, на которые ссылается Bellingcat, по меньшей мере столь же тщательно, что и другие доказательства? А когда британские чиновники заявляют, что не подвергают сомнению то, что Bellingcat идентифицировал Чепигу и Мишкина, разве это не вызывает вопросы о том, не пришли ли спецслужбы к тому же выводу уже давно? Или почему большинство британских СМИ, похоже, считают Bellingcat более надежным источником, чем спецслужбы (возможный ответ — Ирак)?

«Возможно, доброе имя этой организации используется для того, чтобы внедрить в общественное пространство информацию, за которую чиновники не хотят ручаться? И если да, то это делается, чтобы проинформировать или чтобы ввести в заблуждение?» — пишет автор статьи.

Кроме того, по словам журналистки, ее смущает фокус на ГРУ. Она отмечает: «Я не припомню, чтобы на ту или иную советскую или российскую спецслужбу когда-либо так явно указывали пальцем. Обвинения выдвигались в адрес КГБ или ФСБ, российской наследницы КГБ, но обычно это делалось в общем, а не конкретном смысле. Отчего такая перемена?» При этом, с одной стороны, ГРУ выставляют сборищем остолопов. С другой — говорят, что ГРУ — это лучшие из лучших, что Россия могущественна и злонамеренна и что нужно очень бояться.

В промежутке между разоблачениями Чепиги и Мишкина несколько западных стран скоординированно обвинили Россию в конкретных случаях кибершпионажа. Один связан с Организацией по запрещению химического оружия, другой — со Всемирным антидопинговым агентством, и британской публике все это преподносилось по меньшей мере в контексте дела Скрипалей.

Но здесь есть и очевидное объяснение действий России, полагает автор: что в спорте, что в вопросе химоружия западные союзники сомкнули ряды и отстранили Россию от информации, которую она вправе знать, будучи членом этих международных организаций. «В таких обстоятельствах вы разве не попытались бы узнать, что происходит? — отмечает Дежевски. — Не было бы вам интересно еще и то, почему предполагаемое нападение в английском городе трактуют не как преступление (дело полиции), а как «первое применение химоружия в Европе после Второй мировой войны», что позволило тут же огородить его непроницаемой стеной, якобы для защиты британской разведки и госбезопасности?»

Автор указывает и на отсутствие информации о том, что произошло со Скрипалями, Дон Стерджес, а также Чарли Роули — тот, как и Скрипали и полицейский Ник Бейли, исчез из СМИ. В кадрах с камер наблюдения в Солсбери есть огромные лакуны, хотя установлено, что камеры в тот день работали. На них нет ни этих двух мужчин менее чем в 500 метрах от дома Скрипалей, ни самих Скрипалей.

«Почему нет? Мы до сих пор не знаем, где они находились в течение большей части того воскресного утра, с кем они могли встречаться и зачем, когда именно произошло предполагаемое нападение. Это огромные лакуны», — отмечает журналистка.

«Российская информационная машина, правда, тоже едва ли покрыла себя славой», — признает Дежевски. Интервью RT, по ее словам, стало посмешищем, а также Россия не столь громко, как можно было бы ожидать, требовала предоставить консульский доступ к Юлии Скрипаль.

«Но изъяны в том, как Россия представила свою версию, для меня не так важны. Я живу в Соединенном Королевстве, я гражданка Великобритании и британская журналистка, и я считаю, что доказательства и объяснения, представленные на данный момент нашей стороной в рамках того, что становится тотальной информационной войной, одновременно неполные и скандально неправдоподобные — так советую считать и вам», — резюмирует Дежевски.

Материал представлен в пересказе InoPressa

Оригинал публикации: Independent

Данный материал содержит оценку исключительно зарубежного СМИ и не отражает позицию редакции News Front