Она уверяет, что не застала босса врасплох – еще в апреле обо всем договорились. Это возможно. И нет ничего удивительного в том, что зная за полгода об ее отставке, он до сих пор не решил, кем ее заменить. Говорит, человек пять на примете. Но это вряд ли

Их оставалось только двое. Из первого трамповского призыва. Она и шеф Пентагона Джеймс Мэттис. Люди, к которым у истеблишмента накопилось, пожалуй, меньше всего претензий. Но, если умудренный боевым опытом генерал морской пехоты сразу шел за «ястреба», то экс-губернатор Южной Каролины изначально смотрелась, если и не серой мышкой, то темной лошадкой. Однако довольно скоро она заставила засомневаться в том, кто из них двоих больше «бешеный пес». Теперь это уже не проверить. Постпред США в Совбезе ООН Никки Хейли решила отойти от государственных дел.

Сказала, что устала. Не сказала, от чего. Со стороны выглядело так, что ей легко давались высокомерие и бесцеремонность. А может, потому и не сказала, что устала не от «чего», а от «кого». А как это сказать в глаза тому, от кого она устала. Как-то это неделикатно – она же все-таки представляет дипкорпус. Это по отношению ко всем иным она, хоть и новичок в дипломатии, довольно быстро освоила ее главный американский принцип – отсутствие дипломатии в принципе. Собственно, ее назначением Трамп и продолжил традицию своего предшественника: ставить в Совбез кого угодно, но только не специалиста по международному этикету.

После Саманты Пауэр, казалось, уже трудно что-то испортить. Но Никки справилась. Теперь точно так же кажется и после нее. Ее вхождение в роль было столь стремительным, что ей не успели объяснить, что ООН – это не Южная Каролина, а она здесь – не губернатор. Впрочем, кто бы ей это объяснил? При этом ее, конечно, нельзя назвать слоном в посудной лавке. Не та фактура. Горшки били без нее. Она лишь добивала то, что могло уцелеть.

Хотя и выглядела поначалу, как лирическое отступление. И ведь толкуют, что у них с Трампом действительно что-то платоническое было. В Америке долго обсуждали ее влюбленные глаза, которыми она смотрела на босса, когда весь зал 73-ей Генассамблеи ООН над ним смеялся. Никто и не думал, что этот взгляд может быть прощальным. Причем она объявила, что уходит от него, в самый неподходящий для него момент. За месяц до выборов в конгресс. Или ее симпатию к Трампу все-таки преувеличивали, или Трампу она до лампочки. Ничуть не расстроился.

Уверяет, что не застала его врасплох – еще в апреле обо всем договорились. Это возможно. И нет ничего удивительного в том, что зная за полгода об ее отставке, он до сих пор не решил, кем ее заменить. Говорит, человек пять на примете. А вот это вряд ли. Просто надо, чтобы публика думала, что у него есть выбор. Но выбора нет. Иначе не сокрушался бы, что не вправе назначить свою дочь еще и на этот пост. Хотя, может, потому что этот пост – совсем не то, чем он дорожит. А Хейли – то. Поэтому она уходит. Но не исключено, что на повышение.

У Трампа нет скамейки запасных, чтобы разбрасываться такими кадрами. Никки же иной раз доказывала, что пусть и не святее папы римского, зато безбашеннее президента американского. По крайней мере, она точно не бросила бы трубку, как Мэттис, услышав истеричный приказ верховного главнокомандующего «убить Асада». Впрочем, чем Трамп не шутит, а вдруг это еще удастся проверить. По слухам, шеф Пентагона после промежуточных выборов надолго не задержится. Трамп займется ротацией. А Хейли его уже убедила в том, что рот – это ее сильное место. С таким обороной руководить надо. Чтобы закрыть вопрос о том, кто здесь «бешеный пес».

Михаил Шейнкман, радио Sputnik