Верховная рада 4 октября приняла в первом чтении законопроект «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного». Согласно документу, «попытки введения на Украине многоязычия <…> являются действиями, которые провоцируют языковой раскол страны, межэтническое противостояние и вражду…»

На протяжении всей современной истории Украинского государства наблюдалось противостояние между общественными группами, желающими говорить на «мове» и искоренить русский язык, с одной стороны, и защитить права на общение на русском, румынском или венгерском — с другой. Поэтому 261 депутат, поддержавший законопроект, проголосовал не за консолидацию общества, а за усиление «раскола, межэтнического противостояния и вражды».

Языковая война имела и имеет большое влияние на политические процессы на Украине. Не удивительно, что перед выборами промайдановские партии в Верховной раде снова подняли этот больной вопрос. Националистически настроенные депутаты предложили целых четыре проекта законов о языке, один «лучше» другого. Все они направлены на то, чтобы украинский язык стал доминирующим во всех сферах жизнедеятельности государства, а русский и другие языки оказались вытеснены «на кухню».

Так, законопроекты промайдановских депутатов по факту исключают из образовательной сферы все языки, кроме украинского. Например, проект Ирины Подоляк «О государственном языке» предусматривает, что языки национальных меньшинств могут использоваться только в детском саду. А вот в школе и в институте должен быть только один язык — украинский.

В остальных законопроектах нормы менее жесткие. Один из них разрешает проводить обучение детей на других языках в классах начальной школы. А вот старшеклассники будут учиться исключительно на «мове».

Но в целом посыл один: языком образования должен быть только украинский.

Правда, один законопроект допускает обучение в вузах на языках Европейского союза. То есть теоретически в институте можно будет получить образование на английском, немецком, французском, португальском языках, но не на русском.

Согласно почти всем проектам нацдепутатов, украинский язык станет доминирующим даже в сферах бытового обслуживания, СМИ, культуры. Так, если театральная постановка идет не на украинском языке, следует сопровождать ее… субтитрами! Иначе чем бредом подобные идеи не назовешь.

Вот еще инициатива: один из проектов дает право врачу при общении с пациентом использовать другие языки, помимо украинского. Но если больной не обладает знанием «мовы», а врач отказывается общаться на другом языке, пациент должен оплатить переводчика.

Все это звучало бы смешно, если бы не было так грустно. Ведь почти все законопроекты предусматривают создание контрольно-карательных органов, которые должны будут следить за соблюдением законодательства в языковой сфере.

Пока нарушителям грозят только штрафы, но если деградация украинской законодательной ветви власти и дальше пойдет такими темпами, то и до тюремного заключения за использование русского языка уже недалеко.

История помнит подобные примеры. Так, Нестор Махно, будущий «батька» запорожских степей, возвращался из Москвы в Гуляй-Поле в эпоху правления гетмана Павла Скоропадского, и железнодорожные служащие отказались говорить с будущим атаманом на русском языке, требуя, чтобы он общался с ними исключительно на украинском.

Что интересно, сам гетман не был поборником украинского языка. В своих воспоминаниях он пишет, как ему надоели те, кто требовал немедленно вытеснить русский язык из общественной жизни.

Но почему бывший царский генерал подыгрывал националистически настроенным элементам? Все просто — он хотел удержать власть точно так же, как и второй президент независимой Украины Леонид Кучма.

В 1994 году Кучма пришел к власти под лозунгом улучшения отношений с Россией. Победил Леонид Данилович только благодаря поддержке жителей юго-востока страны, которые желали дружбы и союза с Москвой.

Кучма сам толком не мог говорить на «мове», ужасно коверкал слова. Но именно в годы его правления началось вытеснение русского языка из публичной сферы.

В 1996 году была принята Конституция Украины, где единственным государственным языком был признан украинский. Русский язык упоминался как язык национального меньшинства. Это при том, что социологические опросы показывали: русскоязычных людей на Украине — около 45% от населения страны.

В эпоху Кучмы в государственных органах гражданам запретили писать заявления на любом языке, кроме украинского, вузы обязали часть лекций проводить на «мове». А в 2003 году из-под пера президента вышла книга «Украина — не Россия», на страницах которой он выступал против придания русскому языку статуса официального и за создание поместной церкви. О гетмане Иване Мазепе в ней сказано как о символе нового украинского государства.

То есть Кучма стал сторонником националистических идей. Но почему с ним произошли такие метаморфозы? Ведь он получил президентское кресло, обещая дружбу с Россией. Да и ментально он был русскоязычным «красным» директором. Ответ и прост, и сложен одновременно. После развала СССР новым властителям Украины, в том числе и Кучме, понадобилась идеология, которая позволила бы удерживать власть.

Во-первых, без нее было бы трудно обосновать необходимость и правильность курса на независимость. Само название книги второго президента говорит о многом. Леониду Кучме и другим представителям новой элиты надо было объяснить, почему Украина должна быть «незалежной», а для этого в идеологическом контексте нужно было противопоставить ее России.

Во-вторых, националистическая идеология должна была «вытравить» из сознания людей коммунистические идеалы, память об СССР, ведь левые идеи оставались крайне привлекательными для простых людей.

И единственной идеологической доктриной, которая оказалась «под рукой» Кучмы и других хозяев новой Украины, был национализм.

По этому пути пошла не только Украина, но и все республики Прибалтики, Грузия, Молдова. В результате Грузия и Молдова получили гражданскую войну и потеряли часть территорий. А в 2014 году их судьбу повторила и Украина.

Дело в том, что идеи национализма являются архаикой XXI века и не отвечают ни потребностям общества, ни вызовам и реалиям внешнего мира. Они были созданы в другую историческую эпоху, кроме того, в идеях национализма изначально заложена ненависть, основанная на противопоставлении «мы и они», даже если об этом не говорится прямо. Итак, именно в годы правления Кучмы был заложен фундамент сегодняшней оголтелой украинизации.

Затем была эпоха Виктора Ющенко. В период его правления наступление на русский язык усилилось. Тогда вышло печально известное постановление правительства Юлии Тимошенко, которое запрещало в украиноязычных школах разговаривать на русском языке и обязывало ввести в русскоязычных школах обучение на двух языках. Этот документ вызвал крайнее недовольство в юго-восточных регионах, особенно в Крыму.

В 2010 году к власти пришел Виктор Янукович, который считался кандидатом от юго-востока страны. При нем украинизация приостановилась. Однако ни новый президент, ни его политическая сила «Партия регионов» долго ничего не делали, чтобы придать русскому языку хоть какой-то официальный статус.

Янукович и большинство его сторонников действовали по принципу: «Идеология — ничто, бабло — все». Они старались не ворошить вопрос русского языка, чтобы не ссориться с националистами.

Это вызвало сильное недовольство у электората, голосовавшего за Виктора Федоровича. Реакцией на возмущение избирателей стал закон «О принципах государственной языковой политики», более известный как закон Кивалова-Колесниченко, вступивший в силу в 2012 году. Документ тоже был половинчатым, он не придавал русскому языку специального статуса языка официального или межнационального общения, но вводил в оборот понятие «региональных языков». Теперь местные советы могли своим решением внедрить русский или другой язык почти во все сферы жизнедеятельности людей на своей территории.

У националистов этот документ вызвал дикую ненависть, его называли аморальным, убивающим украинскую нацию, пытались отменить через суды. Однако следует отметить, что принятие закона Кивалова-Колесниченко — наверное, то единственное хорошее, что Янукович сделал для своих избирателей. В остальном он оказался «духовным сыном» Кучмы и тоже по-своему решил доказать, что Украина — не Россия.

Сближению с Таможенным союзом Янукович предпочел движение в сторону европейской интеграции. Масштабная информационная кампания в поддержку договора об ассоциации с ЕС, устроенная «регионалами», во многом заложила фундамент Евромайдана.

После победы майдана в 2014 году одно из первых решений новой власти (точнее, подконтрольной ей Верховной рады) касалось отмены закона «О принципах государственной языковой политики». Именно этот шаг майданных руководителей, а не сам переворот, стал катализатором протестов на юго-востоке Украины, привел к возвращению Крыма в Россию и созданию Донецкой и Луганской народных республик (ЛДНР).

Кстати, майдановцы все же поняли, какого «джинна» выпустили из бутылки. Тогдашний исполняющий обязанности президента Украины Александр Турчинов постановление парламента об отмене закона не подписал. И отменен закон Кивалова-Колесниченко был только в феврале 2018 года. Но этот нюанс был почти не замечен ни украинским обществом, ни СМИ, ведь де-факто закон уже не действовал.

На Украине проживают миллионы русскоязычных граждан, и принятие нового языкового законодательства значительно урежет их естественные права. Радикальная политика, проводимая Петром Порошенко, связанная с попыткой создать церковь под патронатом Константинополя, может привести к взрыву общественного недовольства.

Но для этого у русскоязычных граждан должны быть лидеры, которые могли бы повести людей за собой, а таких на Украине не наблюдается.

Тем не менее, проводя политику по ущемлению прав огромной части общества в угоду националистической идеологии, майданный президент закладывает под Украину мину замедленного действия. Точно так же, как Леонид Кучма заложил ее в 1990-е, начав украинизацию. И взрыв прогремел в 2014 году.

Пример Крыма и Донбасса ничему не учит украинских политиков. Как показывает история, им свойственно из века в век, из года в год наступать на одни и те же грабли.

Сергей Миркин, RuBaltic.Ru