Угроза главы МВД США заблокировать российским судам выход из портов может выглядеть как точка перехода от холодной войны к горячей. Вот только на поверку оказывается, что перед нами очередная буря в стакане нефти

Глава МВД США Райан Зинке

28 сентября 2018 года на очередном заседании Альянса потребителей энергии США с пространной речью выступил глава МВД страны Райан Зинке. Основным содержание его доклада было прославление технологии гидравлического разрыва, которая дала США существенное преимущество перед Россией и Ираном (это не совсем так) и значительно уменьшила зависимость Штатов от импорта энергоносителей (а это правда).

Кроме того, господин Зинке совершенно справедливо заметил, что состояние экономики России сейчас зависит в первую очередь от ее способности продавать энергоресурсы. Он, правда, не уточнил, что даже если Россия одномоментно потеряет возможность продавать нефть и газ, она не рухнет, хотя потрясение будет, конечно, серьезным. В конце концов, нефтегаз дает нам две трети поступлений от экспорта, но его вклад в общий ВВП страны — не более 10%.

После своего выступления министр ответил на ряд вопросов. И один из этих ответов вызвал огромный резонанс, на который эпатажный министр даже не рассчитывал. Но прежде чем обсуждать его высказывания, познакомимся с господином Зинке поближе.

Военная служба

57-летний господин Зинке называет себя геологом, хотя ни дня не работал по этой специальности. Диплом Орегонского университета с отличием Райан получил благодаря спортивной стипендии — парень отлично играл в американский футбол, жесткую мужскую игру, ветераны которой постоянно жалуются на головные боли, потерю памяти и другие неприятные последствия частых ударов по голове.

Неблагодарной работе рядового подводного геолога, пусть и с дипломом, Зинке предпочел другую «морскую» профессию — он поступил служить в ВМС США, в службу «морских котиков». Нетривиальное, согласитесь, решение для звездного выпускника, что лишний раз показывает: реальными профессиональными знаниями молодой специалист не блистал.

Свои обширные сведения об экономике Ближнего Востока Зинке получил, вероятно, в 2004 году, когда некоторое время исполнял обязанности командующего Объединенной совместной специальной целевой группой по операциям на Аравийском полуострове и, по его словам, руководил более чем 3500 высококлассными специалистами — правда, в области не геологии, а диверсий. Впрочем, тогдашний шеф нынешнего министра Майкл Репасс смеется над этими утверждениями: «Он замещал меня всего полторы недели, когда мне нужно было срочно слетать в Штаты». Но офицером Зинке, судя по отзывам, был действительно хорошим — строгим, энергичным, взыскательным. В недалекой перспективе ему прочили пост адмирала, за 22 года службы он получил примерно столько же знаков отличия. Но в какой-то момент продвижение Зинке по службе застопорилось, и в 2008 году наш герой покинул Вооруженные силы США в чине капитана 2-го ранга. Довольно скромный успех за такой срок, особенно если учесть, что часть службы прошла в горячих точках, где повышения случаются существенно чаще. Под реальным огнем Зинке, судя по всему, не был — к моменту начала международных командировок он уже достиг статуса штабного работника.

Политик Райан Зинке

Куда более быстрой оказалась его политическая карьера. В 2008 году отставной майор прошел в сенат родного штата Монтана от города своего детства Уайтфиша («Белорыбинска»). Четыре года бывший футболист и моряк ратовал за расширение доступа к образованию в сельских районах, служил в комитете по финансам и — несколько неожиданно — много говорил о проблемах энергетики, причем не на уровне штата, а в глобальных масштабах. Профессиональный уровень этих высказываний оставлял желать лучшего (скажем, пропаганда «чистого угля» против «грязной нефти»), но, судя по всему, энергетические консорциумы США уже тогда обратили внимание на перспективного брутала. Через несколько лет в ранге министра он начнет с небывалой активностью разрешать нефтегазовые разработки на федеральных землях.

Начало политической карьеры Зинке, как видим, совпало с началом президентского восьмилетия Барака Обамы. Типичный реднек, сын водопроводчика, «морской котик» и монтанский сенатор деятельно ненавидел своего президента. Он участвовал в избирательной кампании тусклого республиканца Митта Ромни в 2012 году и публично утверждал, что Обама родился за пределами США, а значит, не имеет права занимать свой пост. Эксцентричность экс-«котика» не оценили даже в республиканской Монтане, где на губернаторских выборах того же года он занял лишь пятое место с 8,8%. На федеральном уровне Зинке тогда не знали — мало ли фриков в этих горных западных штатах!

Счастье пришло в 2014-м — республиканский конгрессмен от Монтаны Стив Дэйнс подал в отставку, чтобы баллотироваться в Сенат, и в штате развернулась нешуточная борьба за хлебное место. Личные качества Зинке, как мы уже видели, смущали его земляков, но он выиграл республиканские праймериз, а проголосовать за демократа или либертарианца суровые монтанские мужики просто физически не могли.

Что ж, в Конгрессе стало несколько веселее. Зинке начал с того, что объявил Хиллари Клинтон «врагом нации» и даже «антихристом». Создавалось ощущение, что своего потолка он достиг: чудак-конгрессмен из Богом забытого гористо-пустынного штата (плотность населения ниже только в Вайоминге и на Аляске), типичный республиканский фрик.

Все изменилось в неспокойную ночь на 9 ноября 2016 года. Закат катился от востока к западу США, и с каждой новой зажегшейся звездой седели головы у демократов, по самым первым подсчетам результатов в северо-восточных штатах ожидавших легкой победы «антихриста» Хиллари Клинтон. Юго-Восток и Средний Запад так дружно проголосовали за Дональда Трампа, что голоса в демократической Калифорнии можно было уже не считать…

По первым шагам нового президента стало ясно, что при подборе кадров он обращает гораздо больше внимания на патриотизм, пассионарность, брутальность, чем на собственно деловые качества. Впрочем, сначала Трамп, судя по всему, смутно представлял себе, кто такой Зинке. На оригинала из Монтаны внимание президента обратил его сын, Дональд Трамп-младший.

И в декабре 2016 года избранный, но еще не вступивший в должность новый президент совершенно неожиданно назвал имя Зинке в качестве кандидата на пост «секретаря», то есть министра внутренних дел.

Что такое МВД?

Здесь необходимо оговориться, что американское министерство внутренних дел не имеет почти ничего общего с аналогичным российским ведомством. Глава МВД — это отнюдь не «главный шериф», никакого отношения к полиции и расследованиям он не имеет. МВД США — это «министерство землепользования», не более того. Но поскольку энергоресурсы чаще всего таятся именно под землей, пост министра дает здесь достаточно широкие возможности. И показательным является, что в одной лишь речи Зинке взял на себя одновременно функции министра энергетики (Рика Перри), министра обороны (Джеймса Мэттиса) и главы Госдепартамента (Майка Помпео). Этот человек, словно сошедший с кадров телесериала о коррумпированном чиновничестве, в первый рабочий день на посту министра приехал на работу в костюме ковбоя верхом на коне. За первый год его работы было подписано больше разрешений на разработку нефтяных и газовых месторождений близ побережья, чем за несколько предыдущих тысячелетий. А друзья-силовики из «настоящего» МВД, которое в США называется министерством внутренней безопасности, получили большую головную боль в виде подавления протестов против такого грубого вмешательства в экологию.

«Катарский поток»

Теперь можно вернуться к выступлению Зинке в Питтсбурге.

«Причина, по которой русские пришли на Ближний Восток — они хотят торговать энергоресурсами так же, как делают это в Восточной Европе», — неточно переводит высказывание Зинке «ИноСМИ». Это очень странное утверждение подхватил ряд средств массовой информации. С кем там собирается торговать Россия? Продавать газ Катару? Нефть — Саудовской Аравии? Нужду в сторонних энергоресурсах испытывают всего два государства в регионе. Это Турция и Израиль, которым Россия и так издавна поставляет нефть.

Другой вопрос, что влиятельные монархии Персидского залива, в первую очередь Катар, спят и видят, как получить неограниченный доступ к богатому европейскому рынку. И вот на этом стоит остановиться подробнее.

Россия строит газопроводы в Европу, а чем Катар хуже? Расстояния не слишком большие, можно проложить трубу до Турции, там подсоединить к магистральному газопроводу Набукко, и вот оно, счастье. Никакого сжижения, никаких танкеров, никаких пробок в Суэцком канале.

Вот только Сирия отказалась участвовать в проекте.

Интересная штука — геополитика! Когда, скажем, Болгария пыталась блокировать «Турецкий поток» или Дания — «Северный», в ход шли уговоры, поиск компромиссов, официальные и неформальные встречи… Дикие мы все-таки люди! Иное дело — цивилизованный мир. Там быстро смекнули, что профинансировать и вооружить оппозицию, натравить банды отморозков из соседних пылающих регионов — гораздо более эффективный способ прокладки газопровода. И если бы не вмешалась Россия, все было бы давно кончено с «режимом Асада». Другой вопрос, что банды отморозков не умеют строить государство: американцам (ну не самим катарцам же) пришлось бы организовать вооруженную до зубов линию безопасности вдоль газопровода и оставить остальные территории Сирии для кровопролитных религиозных диспутов исламистов различного толка.

Ближневосточные монархии рвутся через Турцию в Европу. Да, России это невыгодно, но в нормальных условиях бороться с катарским проектом она бы стала по старинке — через переговоры и компромиссы. Наверное, сторонам удалось бы найти взаимоприемлемое решение, если бы не грубая ошибка — дестабилизация в Сирии, давшая России возможность абсолютно законно принять военное участие в конфликте на стороне действующей власти.

В реальности же министр заявил: «I believe the reason they are in the Middle East is they want to broker energy just like they do in eastern Europe, the southern belly of Europe». Broker energy — это никак не «торговать», это скорее «контролировать энергоресурсы», «быть посредником при сделках» (ТАСС удачно перевел это выражение как «распределять потоки поставок энергоносителей»). Что ж, контроль — дело выгодное, и Россия, безусловно, хотела бы держать свою руку на пульсе рынка. США пытаются держать свою на горле.

Блокада России? Вы серьезно?

Впрочем, на этом нюансе мало кто заостряет внимание, ибо настоящий резонанс получило следующее высказывание министра: «Экономический вариант в отношении Ирана и России, в сущности, заключается в том, чтобы оказывать давление и вытеснять их энергоресурсы, мы способны это сделать, потому что США — это крупнейший производитель нефти и газа. Военный же путь состоит в том, что у США есть возможность (благодаря нашим ВМС) гарантировать, что морские пути сообщения будут оставаться открытыми, и в случае необходимости заблокировать эти пути, чтобы их энергоносители не попали на рынок». «Их» — «their». Но кто эти «они»?

Зинке отвечал на вопрос «National security-wise, how are you going to deal with Iran?», то есть «Что касается национальной безопасности, как вы собираетесь решить вопрос с Ираном?». «С Ираном», а не «с Ираном и Россией». Да, в первой, «экономической», части ответа министр упомянул Россию, но что касается военного, то он, скорее всего, говорил только об Иране, и «their» означает «иранские, принадлежащие иранцам», а не «иранские и российские» (хотя можно прочесть и так, и так). Увы, заголовки и в республиканском Washington Examiner, и в российских СМИ кричат именно о «морской блокаде России».

Хотя один только взгляд на карту мира показывает, что единственный способ морской блокады нашей страны — это осушение мирового океана. Протяженность российского побережья — около 40 тыс. км, что примерно соответствует длине экватора. Россию теоретически можно запереть на Черном море (работа над подготовкой «цветной революции» в Анкаре ведется активно), можно перекрыть Балтику (уговорив Швецию отказаться от нейтралитета), но что делать с северными и восточными берегами? Никакого флота мира не хватит на «мирную» блокаду, а первый же выстрел по российскому танкеру поставит на грань уничтожения любую страну, которая этот выстрел совершит.

Тема же блокады Ирана активно обсуждается, ничего нового в ней нет: то Иран грозит перекрыть Ормузский пролив, то «международная коалиция» угрожает запереть Иран в его территориальных водах. Это очень дорогостоящая, но технически вполне реализуемая операция.

Разумеется, министр, который по уши погряз в теориях заговора и видит в несчастной Клинтон главного врага рода человеческого, теоретически мог подразумевать и Россию тоже. Но это не делает его высказывание хоть сколько-нибудь более весомым.

* * *

Так рождаются «новости». Не «главный силовик США пригрозил России морской войной», а «министр землепользования США заявил о возможности морской блокады Ирана». Да, министр — не семи пядей во лбу, да, США беспардонно лезут во внутренние дела всего мира, но ничего сенсационного в Питтсбурге не произошло. Бывшая «стальная столица» США так и останется известна лишь своим зоопарком и хоккейными «Пингвинами»: слава Фултона или Мюнхена ей не грозит.

Михаил Мельников, Царьград