Я перечитываю Владимира Дудинцева «Белые одежды». Пробовал перечитать лет пятнадцать назад – не пошло. Тогда история про кучку фанатичных биологов, бросивших вызов могущественному лысенковскому руководству, рискнувших карьерой и жизнью ради химерной «научной правды», показалась мне безвозвратно устаревшей архаичной утопией. Уже вовсю тиражировались постулаты современной физиологии о том, что любой человек состоит всего из трех базовых инстинктов – насыщения, доминирования и спаривания. Мир вокруг меня действительно состоял из «пилева», «порева» и «кидалова», что убедительно доказывало правоту продвинутых человековедов. Поэтому блажь и фантазии мэтров соцреализма уже не грели.

А сейчас вдруг пошло. Может, потому, что из Рима мне перезвонил друг и ученик Мокей и пересказал свое интервью с Маттео Сальвини. Я с Сальвини пока не пересекался, но хорошо запомнил давнюю встречу с его земляком – президентом республики Оскаром Луиджи Скальфаро. Я уже рассказывал эту историю, но напомню. Мы сидели дома на вилле у президента, пили белое вино и невероятно потели. Хозяин объяснил, что испортилась система кондиционирования и нет пока денег её починить. При этом президентский протокол соблюдался полностью. У дверей стоял кирасир в раскаленных бронзовых латах. Потом, когда он «поплыл» от сорокоградусной жары, его заменили напарником в таких же доспехах. А сам пожилой седовласый хозяин был в черном костюме, застегнутом на все пуговицы и в белоснежной рубашке.

Я после третьего бокала снял свой легкий светлый пиджак и вопросительно взглянул на визави. Он отрицательно покачал головой: «Не могу. Политика – это ритуал». Я по ходу спросил о главных, по его мнению, ошибках постсоветских стран. Он сразу ответил: «Регионализация России и централизация Украины». Видя мое недоумение, объяснил. Вот в Италии живут два джентльмена. Оба торговцы помидорами. Только один в Палермо, а другой в Милане. Между ними, кроме профессии, нет ничего общего. Один лично объезжает верхом помидорные плантации, демонстрирует всем работникам свой большой пистолет и лупару – обрез, на которые у него нет разрешения, открыто спит с их женами и все в округе его обожают. Другой торговец видел помидоры только в греческом салате, торгует ими по телефону и компу, тайком спит с моделью-секретаршей, имеет пистолет с разрешением, но никому его не показывает. И все его в офисе ненавидят. Так вот, надо было найти такое гибкое устройство страны, такую пластичную государственную модель с учетом прав, культурных, языковых и бытовых особенностей, чтобы оба «помидорщика» считали её своей родиной.

Россия, пояснял Оскар, может расколоться, если не искать, не создавать, не артикулировать общее, что объединяет её граждан. А Украина может расколоться, если не учитывать, не соблюдать и не лелеять колоссальные различия её граждан в разных регионах…

Еще мне показалось, что в этих рассуждениях какую-то мистическую роль играла белоснежная даже в жару сорочка президента. Вероятно, она уже была на нем, когда он еще в эпоху франкизма со смертельным риском защищал в фашистских судах бойцов Сопротивления. Наверное, он её надевал, когда дал себе обет безбрачия после смерти юной жены и соблюдал всю жизнь. Возможно, она была на нем, когда он выносил последний в стране смертный приговор, желая покарать зло, несмотря на чудовищное давление со стороны общественного мнения…

Видимо, есть вещи, которые нельзя делать в мятых, грязных, бесцветных рубашках: объясняться в любви, идти на смертельный риск, понимать страну в которой живешь, а тем более правишь…

Короче, позвонил Мокей. В восторге от Маттео Сальвини – молодого лидера Лиги Севера, вице-премьера и друга России. Сильный, неожиданно резкий и яркий для нашего (точнее, их) политического стиля политик. Рискованный, конфликтный, идущий напролом против пресловутого европейского мейнстрима: против политкорректности, эмигрантов, толерантных ценностей. Вызывающе независимый и стильный, особенно на фоне разных юнкеров. Настоящая политическая рок-звезда. И еще – он всегда носит белоснежные рубашки, которые даже сделал символом своей партии, поскольку считает, что одежда и правда должны быть без пятен и прорех.

Поэтому-то я и вспомнил о Скальфадо как его предтече. Если права теория трех базовых инстинктов, то они оба ну никак в нее не вписываются. (Как не вписывались и герои в белых одеждах Дудинцева.) А ведь могли бы доминировать. Сальвини наверняка бы сразу после выборов стал премьером, если бы так резко не выступил против эмигрантов и диктата унылого Брюсселя. Могли бы напропалую менять не отдельных модельных «телок», а целые гаремы (благо местные нравы не американские). Ну а про инстинкт «насыщения» и говорить неудобно. Власть в современном мире легче конвертируется в «сытость» (во всех смыслах), чем в золото и камни.

То есть в очередной раз я убедился, что мир сложнее, чем его объясняют самые продвинутые эксперты. Еще мне подумалось, что мы все же входим если не в новую эпоху, то в новую ситуацию. Еще недавно сутью геополитики была борьба условного, но консолидированного Запада с остальным миром за монополию на упомянутые три инстинкта. Долгое время «золотой миллиард» действительно ел, сношался и доминировал круче остальных мировых изгоев. Это завораживало, ввергало в колбасные революции, блудняк кружевных трусов целые страны, которые мечтали жить так же. Как ни парадоксально, но именно на Западе победила лысенковщина – культ серости, единомыслия, утилитарности и простых решений-желаний.

Глядя в свое время на блекло-голубые и «немаркие» серые воротнички ельцинской команды, откровенно говоря, я думал, что России пойдет строго по этому пути. Ведь пошла же Украина и куча других «молодых демократий». Но тут и возникли «белые одежды» и на самом Западе, и в самой России. Сам великий и ужасный Трамп на последней сессии ООН с явным изумлением констатировал: если раньше западный мир воевал со всем остальным миром, то сегодня каждая страна воюет сама за себя. Этого, кстати, не понял украинский президент, который в вечно помятой и замызганной рубашке пытался пробиться к американскому коллеге. Не получилось – каждый за себя! Но…

Если уже не работает принцип объединения по лысенковщине: трусам, колбасе, мальдивам и джевелинам, – это не означает, что лидеры разных стран не будут высматривать возможных партнеров по «белым одеждам». Они вдруг стали появляться, когда их уже почти не ждали. Поэтому, наверное, сейчас и «пошла» у меня книга Дудинцева. Она начинается словами из Иоанна Богослова: «Сии, облеченные в белые одежды, кто они и откуда пришли?»

Р. Дервиш, ИА Альтернатива


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен