«И за что мне это?», – вправе надуть губы Меркель. За год, что прошел после парламентских выборов, она же к четвертому сроку толком даже не приступила. А сейчас и вовсе начинает сдавать позиции, причем, своим подчиненным

Если был «великий немой», то ее вполне можно назвать «великой хромой». Поскольку, что бы с ней ни случилось, немцы уже провозгласили ее своей главной национальной гордостью. В опросе поставили первую в истории фрау всея Германии значительно выше даже Конрада Аденауэра, что поднял страну после войны, и Гельмута Коля, что ее объединил. А случилось с Ангелой Меркель то, что сегодня местные СМИ дружно, как, пожалуй, еще никогда, именуют ее «хромой уткой». И хотя для женщины «утка» – это все же не «курица», ей должно быть обидно.

Она же ради этого на Генассамблею ООН не поехала, чтобы, как говорится, живым примером и личным участием. А этот все равно проиграл. Ее голос, конечно, учли, как один из, но и с ним бессменный председатель фракции ХДС в бундестаге Фолькер Каудер набрал меньше Ральфа Бринкхауса. У того почти 53%. До выборов, правда, он уверял, что его выдвижение не должно восприниматься как нелояльность лидеру партии. Выдвижение, может, и нет, а его победу пресса именно так и восприняла. Причем, как нелояльность не только Бринкхауса, но и этих самых 53%.

Тем паче, сам сказал, что при нем фракция «будет проводить более самостоятельную и независимую политику». Не уточнил по отношению к кому, но в Германии это понимают и по умолчанию. И вроде ничего не предвещало. Каудер возглавлял ХДС в бундестаге столько же, сколько Меркель страну. Все эти 13 лет он – ближайший соратник и доверенное лицо канцлерин. Его очередное переизбрание казалось внутрипартийной рутиной. Шок вызвало уже то, что у него вообще нашлись конкуренты. Теперь, стало быть, стоит ждать «афтершоков». Вот и газеты посчитали эту смену кадра если и не переворотом, то «политическим землетрясением».

«И за что мне это?», – вправе надуть губы Меркель. За год, что прошел после парламентских выборов, она же к четвертому сроку толком даже не приступила. Сперва бодалась со старыми партнерами по условиям их вхождения в новую правящую коалицию. Затем уже в ней притиралась к ним, продолжая бодаться. Сейчас стала уступать. Вначале – социал-демократам, под их давлением уволив шефа контрразведки Маасена. За ними – ХСС, по требованию его лидера и главы МВД Зеехофера оставив этого же Маасена в системе. И вот, круг замкнулся. Она уже сдает своим подчиненным.

Оппозиция, почуяв запах крови, требует поставить в парламенте вопрос о вотуме недоверия правительству. В иной ситуации Меркель, наверное, так бы и поступила, чтобы доказать, что для нее в Берлине все спокойно. Но, как сообщили в ее офисе, такой риск в планах канцлерин не значится. На самом деле не стоит искушать судьбу, если тебя в бундестаге уже лишили «правой руки». Рулить, конечно, можно и одной. Но это, если коробка-автомат. А в немецкой государственной машине она, похоже, «полетела». Чего не скажешь о Меркель. Она-то «захромала».

Михаил Шейнкман, радио Sputnik