Петров и Боширов сидели перед генералом. Прервав затянувшуюся паузу неловким кашлем, генерал посмотрел на Боширова. Затем, взяв со стола распечатку сенсационного расследования заграничных блогеров и журналистов из группы «Беллингкэт» и местного их провайдера «Зе Инсайдер», генерал осторожно потряс ей в воздухе

Генерал: Боширов… тут заграничные блогеры пишут, что ты… полковник?

Боширов: Ну да. А вы меня еще давеча пугали тем, что из капитана в капитаны разжалуете. Мы потом с Петровым три дня ржали.

Генерал: Так! Я по-любому старше по званию, я вам поржу. Не забывайся, Боширов. Или как там тебя? (Генерал заглянул в распечатку) Чепига. Это хоть настоящая фамилия?

Боширов: Да я свою реальную фамилию уже и сам не помню. И вам знать не надо.

Боширов прищурившись посмотрел на генерала. Генерал неуютно поежился. И быстро перевел взгляд на Петрова.

Генерал: Петров… ты же Петров?

Петров: Ну пока да. А там посмотрим, что «Беллингкэт» и «Зе Инсайдер» нароют.

Генерал, не отрывая профессионально-цепкого взгляда от Петрова, потянул ко рту стакан в подстаканнике.

Генерал: А звание? Майор, как записано?

Петров: Не-а. Маршал я.

Выпучив глаза, генерал немедленно подавился, расплескав чай на сенсационное расследование, и уставился на Петрова. Петров лениво зевнул. Генерал перевел взгляд на Боширова. Тот медленно и утвердительно кивнул.

Генерал: Но как-то ты… вы… молодо для маршала выглядите, Петров.

Петров: Так это пластика. Мне ж 82 года уже. А внешняя форма – это наши секретные гречневые разработки из не менее секретной лаборатории в Ясенево. Видели, как дочь Скрипаля помолодела?

Глаза генерала стали еще шире. Открыв рот, он обалдело смотрел на Петрова.

Петров: Я и Боширову говорил, чтоб он пластику сделал. В нашей профессии столько лет с одним лицом ходить нельзя. А он мне «я красивый, вдруг, испортят чего». Ну вот и спалился.

Генерал схватил распечатку расследований и начал ей обмахиваться.

Генерал: Но как так-то? Я же вас по полной проверял, когда вы ко мне пришли.

Боширов: Ну так у вас возможности не те просто. Вы всего лишь генерал разведки. А в «Беллингкэте» и «Зе Инсайдере» ребята посерьезней сидят.

Петров: На грантах.

Боширов: Хи-хи-хи.

Генерал перестав обмахиваться распечаткой, начал утирать ей пот со лба.

Генерал: Ну если вы такие супер-профи, почему засветились перед всеми камерами в Солсбери? Вот эта вот проститутка-куратор, доктор, который смотрел, чтобы вы сами Новичком не отравились. Они там в газетах пишут. Это правда все?

Боширов: Ну… частично. Проститутка никакая не куратор.

Петров: А Доктор – это просто кликуха.

Боширов: Он ее сутенер на самом деле.

Генерал, посмотрев на Петрова, оторвал кусок бумаги от распечатки и начал нервно его жевать.

Генерал: А вы, товарищ маршал… это самое… в 82 года-то с проституткой?

Петров: Да отлично все. Говорю же секретная разработка из Ясенево.

Генерал с завистью посмотрел на Петрова, оторвал от распечатки еще кусочек, отправил его в рот и активно заработал челюстями.

Генерал: Ну допустим… Но Скрипаля то вы почему не отравили? Он у меня мертвым грузом висит. Меня вышестоящее руководство каждый день дергает. Я ж отчитаться за него не могу никак.

Боширов: А вы, товарищ генерал распечаточку-то внимательно прочитали?

Петров: Последний абзац.

Генерал, резко перестав жевать, выплюнул на стол кусочки бумаги, быстро их разгладил и начал внимательно вчитываться.

Генерал: Так.. так… Указание отравить Скрипаля Петров и Боширов, он же Чепига получили лично от пре… п-п-п… резидента Рос… ой, что-то у меня в горле пересохло.

Генерал поднял глаза на Петрова и Боширова.

Боширов: Вы нам давали задание для прикрытия, а на самом деле приказ у нас совсем другой.

Генерал: Какой? В чем его смысл?

Петров: А вот этого вам знать не нужно. О настоящем приказе знают только три человека: Боширов, я и он… Только он знает смысл!

Петров уважительно возвел вверх указательный палец. Генерал с таким же уважением и трепетом возвел взгляд к потолку и внимательно всмотрелся в него. Где-то там отчетливо проступил лик и подмигнул генералу. Генерал захлопал глазами и затряс головой чтобы прогнать то ли лик, то ли видение. Когда генерал опустил взгляд обратно Петрова и Боширова в кабинете уже не было. Генерал резко огляделся. В кабинете он был один.

Петров и Боширов решительным шагом шли по коридору.

Боширов: Бля, да когда же они от нас отмотаются все? Чепига какая-то… Да я даже в армии не служил.

Петров: Ага, я тоже отмазался. А главное, я не пойму, с чего этот генерал решил, что мы его подчиненные?

Боширов: Да я откуда знаю? Он же старый уже. Может маразм.

Петров: Ни фига себе — за запрещёнными стероидами в Англию съездили…

Боширов: Ладно, прорвемся. Давай быстрее. Мы на тренировку в фитнес уже опаздываем.

Петров и Боширов ускорили шаг.

Марина Покровская