Руководителя немецкой контрразведки Ханса-Георга Маасена, человека уважаемого и, как подобает настоящему шпиону, незаметного, всё-таки заставили покинуть пост, после того как он осмелился сказать Ангеле Меркель, что его ведомство не заметило никаких нападений на мигрантов во время протестов в Хемнице. Ангеле Меркель, которой сейчас до зарезу нужно рассказать миру о разгуле нацизма и страшной угрозе для беженцев, ответ не понравился, и с Маасеном обошлись, как с придворным шутом, позволившим себе лишнее.

«Я верю в спецслужбы. Я по-прежнему считаю, что они — предельно концентрированное выражение характера нации».

Эти слова вложил в уста одного из своих персонажей автор шпионских романов Джон Ле Карре, в прошлом — британский коллега Маасена, сотрудник МИ-6 Дэвид Корнуэлл.

Если это действительно так, то у меня плохие новости для Германии. Страна поэтов, мыслителей и инженеров научилась строить известные на весь мир автомобили, играть в футбол, создавать и экспортировать грандиозные философские системы, но так и не родила спецслужбы, способной потягаться с «большой четвёркой»: американскими ЦРУ и ФБР, британскими МИ-5 и МИ-6, израильским МОССАДом и ШАБАКом, советским КГБ и его преемницами — ФСБ и ГРУ.

Об играх этих четырёх снимают фильмы, пишут книги и записывают песни. Немецкая триада — BND (внешняя разведка), BfV (защита конституционного строя, внутренняя разведка и контрразведка) и MAD (военная контрразведка) не оказались достойными даже мема.

А между тем в том, как выглядит сегодняшняя Германия, они сыграли роль если не определяющую, то уж точно показательную. И увольнение главы BfV — не следствие кризиса, а скорее, ещё один симптом затянувшейся болезни.

Федеральная разведывательная служба, BND, была внебрачным ребёнком американских спецслужб и абвера Третьего рейха. Разведка ФРГ долгое время не носила вообще никакого названия, а неофициально её именовали «организацией Гелена» — по имени человека, который буквально единолично собрал её на послевоенном пепелище.

Во время войны Рейнхард Гелен был правой рукой печально известного адмирала Канариса и руководителем отдела Fremde Heeren Ost («Иностранные армии на востоке»). В 1944 году Канарис был отстранён от службы и посажен под домашний арест, в 1945-м казнён. А Гелен, через руки которого к тому моменту проходили все разведданные, уже прекрасно понимал, чем закончится эта война, а потому не стал ждать её конца и ближе к весне 1945-го сбежал в Баварию, прихватив с собой все самые ценные документы. Где и стал ждать прихода американской армии, чтобы сдаться в плен.

Архивные документы дела Рейнхарда Гелена за 1945—1955 годы стали доступны не так давно, и этот гигантский информационный массив всё ещё ждёт того упорного, кто разберётся в нём.

Известно, что на допросах немецкий генерал живописал своим американским коллегам картины нового мира, в котором освобождённая от нацистов Германия под чутким руководством США и с помощью доставшейся в наследство от абвера агентурной сети будет бороться с коммунизмом, — и американцы ему поверили.

Самого Гелена и его архив увезли в Вашингтон, а в 1946 году он вернулся в Германию уже в новом статусе руководителя организации, неофициально носящей его имя, которая через десять лет превратится в федеральную разведывательную службу Западной Германии. Так, с выгодной продажи секретных материалов иностранному государству, и началась она — новейшая история немецких спецслужб, которая и дальше будет носить столь нетипичный для Германии водевильный оттенок.

Федеральная служба защиты Конституции, BfV, повторит историю своей «старшей сестры» — «организации Гелена» — в облегчённом формате и не с такими резкими поворотами. Службу защиты Конституции тоже создадут по инициативе американской стороны — в частности, верховного комиссара зоны США в Германии Джона Макклоя. Но если BND вплоть до 1978 года рулили буквально бывшие солдаты фюрера (Рейнхард Гелен — до 1968 года, Герхард Вессель, тоже офицер абвера, — ещё десять лет), то на внутреннюю разведку поначалу поставили вполне уважаемого деятеля сопротивления и бывшего агента МИ-6 доктора Отто Йона. Который, однако же, смог удивить весь мир, в 1954 году сбежав в ГДР, — по его собственным словам, потому что Западной Германией «до сих пор руководят нацисты».

Правительство ФРГ больше не повторяло таких ошибок и назначало руководителями контрразведки людей «проверенных» —  например Гюнтера Ноллау, члена НСДАП с 1942 года. Но, как и в случае с Геленом, то, что история организации началась с бунта её руководителя, — знаково. К этому мы ещё вернёмся.

А пока просто вспомним несколько скандалов, которые ароматным шлейфом тянулись за немецкими спецслужбами все годы их существования.

В шестидесятые BfV вместе с BND попалась на укрывании нацистских преступников, в семидесятых — на установке прослушки в камерах тюрьмы Штаммхайм, где содержались члены террористической группы Баадера — Майнхоф.

В девяностых контрразведчиков уличили в продаже компромата на политиков их идеологическим противникам — как раз тогда, когда бравых агентов BND задержали в аэропорту при попытке вывезти из России 360 граммов плутония.

Наконец, в нулевых вскрылся факт круглосуточной слежки за немецкими журналистами, писавшими разоблачительные статьи про руководство немецкой разведки, а потом грянул и скандал с запретом Национал-демократической партии Германии, НДПГ. Настоящих, хардкорных и даже несколько карикатурных неонацистов в Германии не смогли запретить, потому что спецслужбы отказались признаться, сколько их сотрудников состоит в партии. Злые языки шутили, что НДПГ полностью состояла из разведчиков, но мы не будем им уподобляться.

Ну а про теракт в Берлине под Рождество 2016 года, когда за террористом Анисом Амри, как оказалось, следили сотрудники BfV и отчего-то не помешали ему раздавить 11 человек на берлинской рождественской ярмарке, можно не напоминать — все помнят и так.

«Польза от них была почти нулевая. Они вообще ничего не знали. Самая неэффективная и катастрофически плохо управляемая служба только впустую отнимала моё время», — эта убийственная характеристика немецкой контрразведки, данная ей в своё время Гельмутом Колем, кажется, актуальна до сих пор, но непонятно почему. И мне кажется, у меня есть ответ.

Червоточина лежит в зерне, из которого выросло ветвистое дерево спецслужб ФРГ, — в «организации Гелена», изначально созданной не в интересах Германии, но в интересах иностранного государства —  Соединённых Штатов Америки. Тенденция не изменилась, история снова повторилась в виде фарса: в 2013-м глава BND Герхард Шиндлер передал американцам доступ к немецким проводам и разрешил прослушивать телефон канцлера точно так же, как Рейнхард Гелен когда-то передавал ящики с микрофильмами. А Федеральная служба защиты Конституции, вместо того чтобы охотиться за реальными убивающими людей чудаками, охотится за своими гражданами: журналистами, членами политических партий, наконец, просто гражданами, выходящими на митинг.

Демарш Маасена стал жестом отчаяния — таким же, как бегство в ГДР первого директора контрразведки доктора Йона в 1954-м. Попыткой переломить ситуацию и наконец обрести, как это модно говорить сейчас, субъектность. Наконец, заняться тем, чем он должен был заниматься — защитой своих от чужих, а не наоборот. Увы, сделать этого ему не дали.

Дмитрий Петровский, RT