Что произошло на сентябрьском совещании по правам человека ОБСЕ в Варшаве

Прошедшее в столице Польши ежегодное совещание ОБСЕ по выполнению обязательств в сфере человеческого измерения стало дебютом для главы запрещенного в России за экстремизм крымскотатарского меджлиса Рефата Чубарова.

20 сентября на утреннем пленарном заседании по борьбе с расизмом, ксенофобией и нетолерантностью Чубаров, сидя на месте официального представителя Украины, с видом ментора произнес трехминутный спич, охарактеризовав действия России в Крыму как попрание всех десяти пунктов Хельсинских соглашений и потребовав от международного сообщества принудить нашу страну к выполнению требований Запада и Украины.

Вслед за этим глава признанной в России экстремистской организации переместил свое тучное тело в зал, где Антидискриминационный центр «Мемориал» проводил мероприятие, посвященное нарушениям прав секс-меньшинств и женщин в Центральной Азии. Где после выступлений спикеров «Мемориала», когда появился свободный микрофон, также оседлал любимого конька:

«Почему такое разгулье российских провластных организаций на этих заседаниях? Мы шокированы!» – заявил Чубаров. Действительно, проживая в Киеве, «делегат-барин» привык к одной-единственной официально разрешенной позиции. И явно ожидал поддержки в наведении подобных порядков на платформе ОБСЕ.

Борцы с дискриминацией и за права человека из «Мемориала», кстати, не подкачали. Модератор мероприятия от «Мемориала» Стефания Кулаева ответила на проникновенный спич Чубарова: «К сожалению, с каждым годом приезжает все больше и больше таких людей… Сегодня выступал один (на пленарном заседании. – прим. авт.) про стихи Пушкина, я едва удержалась, чтобы сказать, как ему не стыдно. Он вот был у нас и ушел… К сожалению, тут свободная площадка, кто хочет может приезжать и выступать, и никто не проверяет, действительно ли есть такая общественная организация».

Поскольку речь шла про выступление моего коллеги из Межрегионального движения «За демократию и права человека» Данила Глумова, потрясшего зал на пленарном заседании рассказом про решение Львовской областной рады от 18 сентября о «моратории» на любое присутствие русского культурного компонента (очевидно, и стихов Пушкина) в публичной сфере, я взял микрофон и поинтересовался, насколько корректным Кулаева считает проходиться по адресу отсутствующих в данный момент людей.

А также напомнил, что представители движения «За демократию и права человека» присутствуют на совещании ОБСЕ в Варшаве с 2016 года. «Странно, что вы их так и не запомнили», – иронично отметил я. И поинтересовался – почему же Кулаева не проверяет наличие документов и прочего у организаций, участвующий в ее сайд-ивенте?

После того, как вернувшийся в зал Данил аргументировал свою позицию, напомнив о решении Львовской областной рады, слово вновь взял Чубаров, заявивший, что все ложь, а во Львовской области запретили, дескать, только «пошлую русскоязычную попсу».

«Не знаю как у вас там, в Кремле или на Охотном ряду, а у нас такие решение принимает только Верховная Рада!» – заявил Чубаров. Дабы мы не могли возразить главе меджлиса (а примеров запрета русского языка на уровне регионов и даже городов на Украине за последнее время было немало), уже начав отвечать с места, Кулаева быстро заявила «Я не предоставляю вам слова, мероприятие окончено».

Вот такая свобода слова! Чубаров, довольный тем, что последнее слово осталось за ним, поднял свою тушу и двинулся к дверям, угрожая задеть столы и окружающих. «Бегите, бегите», – иронично бросил я ему вслед. Глава меджлиса с перекосившимся от злобы лицом метнулся ко мне. «Из Крыма же бежали, бросив там своих активистов», – напомнил я тучному господину. В ответ тот разразился площадной бранью на русском (почему-то) языке: «Де…мо!». «Вы так всем представляетесь?» – уточнил я.

Чубаров бросился к дверям. Очевидно, первый визит на международную площадку со свободным мнением для лидера меджлиса оказался крайне неприятным, ибо здесь не все были запуганы и не боялись говорить ему в лицо правду. Что ж, пора привыкать, что за хамские выпады в адрес нашей страны будет следовать быстрая публичная порка.

Владислав Мальцев, ИА REX