TV


Акценты Трампа: счастье ждёт только друзей США

Идея американского лидера понятна – переориентировать европейцев на американский природный газ. А тот, кто переориентируется, тот – друг Америки, тому почет и уважение. И дружеская помощь от США, грозящая потерей национального суверенитета

Львиную долю внимания пресса уделила реакции зала на самое начало выступления Дональда Трампа на очередной сессии Генассамблеи ООН. Когда он начал хвалить достижения нынешней администрации, которой вроде как удалось за короткое время сделать гораздо больше, чем предыдущей, зал засмеялся и начал аплодировать. Но Трамп не был бы Трампом, если бы публично не отпустил пару комплиментов самому себе и не бросил десяток камней в огород Барака Обамы. Так уж у него повелось.

Между тем главное прозвучало чуть позже. Он призвал Германию немедленно изменить курс, чтобы не стать «полностью зависимой от российских энергоресурсов». Кстати, больше о России он не упоминал: от греха подальше, чтобы не получить новую порцию критики и обвинений в симпатиях к Москве в преддверии промежуточных выборов в конгресс. Идея американского лидера давно понятна и лежит на поверхности – переориентировать европейцев на американский или подконтрольный США природный газ. Именно для этого вводятся санкции против тех, кто готов сотрудничать с Россией в сфере энергетики, и в целом предпринимаются титанические усилия для сворачивания проекта «Северный поток-2».

Однако Дональд Трамп, обращаясь к Берлину на Генассамблее ООН, ошибся. Или слукавил. Он заявил: «полагаться на единственного иностранного поставщика энергоносителя – значит, делать страну уязвимой перед угрозой вымогательства и запугивания». Страшно, аж жуть. Имелась в виду, понятное дело, Россия. Но это не так. Германия, как самая экономически мощная страна ЕС, получает газ и из Великобритании, и из Нидерландов, и из Норвегии. Есть у Берлина и другие возможности. Так что ни о какой тотальной монополии «Газпрома» на немецком рынке в частности, и европейском в целом – говорить не приходится. Но только не Дональду Трампу. Он человек концепции, и легко подверстывает под нее произвольно выстроенные идеологические конструкты, иной раз не обращая внимания, чего уж греха таить, на факты.

Концепция для Америки и ее экономики просто замечательная – завоевать европейский энергетический рынок за счет выбрасывания оттуда конкурентов. В этом смысле Трамп, разумеется, патриот, который печется об интересах родины и открыто выступает против идей глобализма. Но у европейцев – свой патриотизм, и он отнюдь не американский. Им нужны российские энергоресурсы. И иранские тоже. Именно поэтому «Северный поток-2» последовательно реализуется. А для того, чтобы покупать иранскую нефть, ЕС планирует создать специальный финансовый механизм, призванный обходить санкции США, наложенные как на Тегеран, так и на тех, кто с ним сотрудничает.

На Генассамблее американский президент по поводу Ирана был гораздо более многословен, чем по поводу России. Решение конфликта в Сирии он напрямую увязал с появлением стратегии в отношении «жестокого режима, который поддерживает этот конфликт и финансирует его – коррупционный, диктаторский режим в Иране». Собственно, стратегия эта и так понятна – убрать иранских военных и добровольцев из Сирии и отрезать Тегеран от рынка нефти. О том, что та же самая Европа получит взамен иранских углеводородов, Трамп предпочел в этот раз подробно не распространяться.

Впрочем, он оставил окно возможностей. Надо просто быть другом Америки, и тогда получишь помощь. Так Дональд Трамп и заявил: будем оказывать помощь только друзьям. Причем исключительно таким, у которых совпадают интересы с американскими. Его, конечно, и тут можно понять: экономика должна быть экономной. Этот советский тезис вполне подходит к внешнеполитическому курсу нынешней американской администрации. Вашингтон больше не хочет платить за других, в том числе и в вопросах безопасности. Во всяком случае, в прежних объемах. А все потому, что эти другие, согласно Трампу, мало что дают Америке. Кто же эти другие? Как ни странно, уже неоднократно упомянутые государства Европы.

В понимании Вашингтона, похоже, теперь они должны будут искусственно подстраивать свои интересы под интересы США, и тогда получать какие-то преференции. Право называться «другом» должно стать каким-то особым, выдаваемым в Белом доме знаком качества, сулящим счастливую жизнь. Вот только в реальности этот ярлык может обернуться окончательной потерей суверенитета. В Европе это прекрасно понимают и, как могут, сопротивляются. Вопрос лишь в наличии достаточного количества политической воли. Похоже, она постепенно, еле-еле пробуждается. Если судить по «Северному потоку-2». Или по насмешливой реакции немецкой делегации на безапелляционные слова Трампа о том, что Германия должна немедленно изменить свой курс. Тут, похоже, и правда, с его стороны был перебор.

Сергей Ильин, радио Sputnik