Сделать грозное заявление из гущи перьев американского орла, а потом вести себя тихо-тихо, чтобы никто не заметил. В Британии, похоже, придумали новый вид гибридной войны

У Великобритании свой оригинальный взгляд на вещи. На любые. Это называется самобытностью, национальным колоритом. На участие в вооруженных конфликтах в Королевстве тоже смотрят особо. Как в очередной раз выясняется, с точки зрения британского истеблишмента в мировых процессах, зачастую связанных с применением силы, лучше бы участвовать как-то так, бочком, с краешку, преимущественно вербально и нахмурив брови, но не посылая своих военнослужащих и технику в самое пекло. В конце концов, с этой задачей гораздо лучше справляется старший брат, куратор и партнер – Соединенные Штаты. Британия же предпочитает отсиживаться под крылом этого во всех смыслах орла. И откуда-то оттуда – из самой гущи перьев – делать очень грозные заявления. Это, видимо, и можно считать гибридной войной в ее британском измерении.

Оказывается, Лондон не отправлял в начале года подводные лодки в Средиземное море для нанесения удара по правительственным войскам Сирии. У него просто не оказалось необходимых ресурсов. Об этом пишут британские СМИ со ссылкой на источник в Минобороны.  При этом премьер Тереза Мэй, судя по ее заявлениям, приказала нанести удары по Сирии из-за «применения химоружия». То есть присоединилась к «силам добра», противостоящим «безусловному злу» в лице Башара Асада. Пресса тогда сообщила, что подводные лодки с крылатыми ракетами на всех парах мчатся в направлении Средиземного моря. Более того, для пущей убедительности Мэй вызвала на срочное совещание членов кабмина, которые находились на пасхальных каникулах. Теперь же становится ясно, что, по одной версии, Великобритания не отправила к берегам Сирии ни одной субмарины. По другой же, одна лодка все-таки в Средиземное море вошла, но вела там себя настолько тихо, что никто ее и не заметил. Вот это смекалка! Надо отдать должное Лондону, он преуспел в пропагандистских технологиях, в чем можно убедиться и на многочисленных других примерах.

Теперь-то становится понятно, почему британские журналисты с ужасом и содроганием сердца смотрели ролики с работающей российской военной техникой на учениях «Восток-2018». Работникам СМИ, так же как и всем их согражданам, есть чего опасаться. Но нет, не России, а собственной военной немощи. Не напрасно разные британские военачальники периодически посыпают голову пеплом, заявляя, что Королевский флот или Королевская военная авиация находятся в плачевном состоянии. В известной степени, конечно, это стандартный для всех стран намек на необходимость увеличить оборонные расходы. Но в большей степени это, скажем так, крик о помощи. Еще пару десятилетий назад в британской армии служили 160 тысяч человек. Сегодня их число сократилось вдвое. А нынешнее правительство вообще намерено довести численность армии до смехотворных 50 тысяч человек. И это не считая других проблем.

Для большой страны, претендующей на роль одного из мировых лидеров, это просто несерьезно. В новых условиях, после Brexit’а, когда на коллективную европейскую безопасность рассчитывать больше не приходится, вся надежда на защиту уже упомянутых США. На их добрую волю. Но такое положение дел даже и не пахнет самостоятельностью. Может показаться странным, почему Лондон намерен иметь микроскопическую, по сути, армию. Но тут есть объяснение, высказанное некоторыми специалистами, работающими в этой стране. Оказывается, кабинет министров просто боится сильных вооруженных сил, которые могут устроить в стране переворот по латиноамериканскому образцу. К тому же либеральная модель, которую исповедует британский истеблишмент, по определению считает враждебными любые структуры и институты общества, построенные на дисциплине, понятиях о чести, Родине и долге. Вот и остается британцам с ужасом и холодеющими ладонями смотреть ролики с российских маневров и посылать туда и сюда виртуальные подводные лодки.

Сергей Ильин, радио Sputnik