В последнее время все больше и больше стран старалось предъявить друг другу какие-то финансовые претензии, связанные с событиями прошлого. Однако до недавнего времени, казалось, что всякому маразму есть предел. Оказывается, нет. Сегодня финансовые претензии, связанные с историей, захватили и религиозную сферу.

Представитель Константинопольского патриарха при Всемирном совете церквей в Женеве архиепископ Телмисский Иов (Геча) заявил о возможности выдвижения материальных претензий к России за «присвоение Украинской церкви». По словам церковного иерарха, Константинополь «никогда не передавал» РПЦ ни белорусские, ни украинские земли. «Даже после передачи в 1686 году части Киевской кафедры под временную опеку московских патриархов Украина все время оставалась канонической территорией Константинопольской церкви».

На этом основании представитель Варфоломея I, объявив попутно «неканоническим» предание анафеме гетмана Мазепы, выдвинул претензии на Крым («ханская Украина никогда не передавалась московским патриархам»), Ростов, Кубань, Смоленск, часть Брянской области и др. Речь идет о территориях, которые вошли в состав Русского государства после 1589 года, т. е. уже после того, как в Москве была учреждена патриаршая кафедра, а московский митрополит стал официально именоваться Патриархом Московским и всея Руси.

Причем Варфоломей I не просто хочет передать ему все расположенные на этих землях приходы. Он еще и рассчитывает на финансовую «компенсацию» за весь период их пребывания в российской юрисдикции, начиная с конца XVI века. «Взыскать деньги» с Москвы намерен не сам, а с помощью Киева.

Ориентируясь на его пожелание Петр Порошенко уже поручил сотрудникам своей администрации заняться подготовкой исков к России относительно «незаконности отчуждения украинского православия» в XVII веке. Претензионно-исковую работу предполагается возложить на межведомственный координационный орган, создание которого хозяин «Рошен» инициировал в августе.

Но прежде чем рассмотреть к чему это приведет, необходимо сделать одно историческое отступление.

Действительно, в 1589 году, когда Русская православная церковь получила статус патриархии, ее юрисдикция ограничивалась лишь территорией тогдашнего русского государства. Действительно приходы на присоединенных впоследствии землях переводились в юрисдикцию Московского патриарха нередко явочным порядком. Действительно после присоединения части современных украинских земель к Москве в 1654 году Константинопольский патриарх заявил о том, что признает подчинение Киевской митрополии Москве. Действительно при этом использовались нечеткие формулировки.

Но нечеткость этих формулировок была связана исключительно с двойственностью положения самого Константинопольского патриархата.

Дело в том, что с середины XV века в отношении его юридического статуса возникла коллизия. Возникла после того, как во время Ферраро-Флорентийского собора Константинопольский патриарх согласился на унию с католической церковью. На практике это означало подчинение православия папе римскому. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на статус детища той унии — Украинской греко-католической церкви. Ее верховного архиепископа назначает папа римский. Точно то же предполагалось и в отношении Константинопольского патриарха.

В 1452 году уния была введена в действие. Таким образом, Константинопольский патриархат, как глава всех православных верующих, перешел в юрисдикцию Рима. Однако после захвата Константинополя в 1453 году турки потребовали от иерарха отказаться от этой юрисдикции. Чтобы выйти из создавшейся ситуации, они согласились рассматривать его исключительно в качестве главы православной общины Османской империи (теперь Турции). Тот признал и это.

С тех пор в отношениях с западным миром он именовал себя Вселенским патриархом, т. е. главой православных, подчиненным Риму. На территории страны своего пребывания, т. е. в Турции, он был лишь главой одной из поместных церквей.

До поры до времени Русская православная церковь старалась закрывать глаза на эту коллизию, чтобы не усугублять ситуацию. Однако претензии Варфоломея I, развязывают РПЦ руки. Ей больше нет необходимости закрывать глаза на то обстоятельство, что в XV веке Константинопольский иерарх фактически совершил предательство по отношению к православным верующим. Что подписав унию и перейдя в подчинение к папе римскому, он тем самым потерял свою легитимность.

Варфоломей I подталкивает РПЦ разрубить возникшую тогда коллизию, выступив с идеей реформы православного мира.

Что же касается финансовых претензий, то здесь константинопольский иерарх ставит себя в еще более незавидное положение. С XV века его предшественники регулярно получали финансовую помощь от русских правителей. Предлагая свою поддержку подчинению Киевской митрополии Москве в 1686 году, патриарх также запросил деньги. Ему их заплатили. Мало того, еще и выкупили у Речи Посполитой резиденцию Киевского митрополита.

Поэтому, если претензии, которые готовит Киев, все же дойдут до суда, то Константинопольский патриарх может ожидать обвинение во взяточничестве. А с учетом новых претензий — еще и в вымогательстве.

Юрий Городненко, РенTV