Президент Польши Анджей Дуда в ходе своего визита в Соединенные Штаты обратился к Дональду Трампу с предложением создать в стране американскую военную базу и обеспечить присутствие постоянного военного контингента — на случай возможного конфликта. Более того, объявил, что польские власти готовы самостоятельно финансировать этот проект. Официального ответа с американской стороны пока не последовало. Однако в случае положительного решения это может обернуться серьезными негативными последствиями для самой Польши. Портал iz.ru разбирался в проблеме

Унизительная встреча

«Я сказал мистеру президенту, что я бы очень сильно хотел, чтобы в Польше была создана американская база. Мы бы назвали ее «Форт Трамп». И я абсолютно уверен, что это возможно».

Эти слова польский президент Анджей Дуда произнес на пресс-конференции по итогам встречи с Дональдом Трампом — встречи, которую ряд польских политиков уже назвал «позором для страны». Наибольшее возмущение вызвала официальная фотография со встречи, где Дуда с улыбкой стоит, согнувшись в полупоклоне, рядом с сидящим в кресле сосредоточенным Трампом.

Наиболее энергично выразился бывший министр обороны Польши Томас Симоняк: «Господи, какое унижение перед лицом всего мира! Даже лидеры банановых республик демонстрировали больше самоуважения и уважения к своей стране, чем президент Дуда!»

«Неужто польский президент не заслужил даже стула в Белом доме в обмен на миллиарды долларов? Чудовищно». «Президент Дуда решил сыграть на тщеславии Трампа и выступил с предложением о создании этого «Форт Трамп». Если бы он сделал это в личной беседе, шутливо, это был бы искусный ход; но он вытащил это всё на пресс-конференцию, которую смотрит полмира, и выглядело это жалко. Он унизил себя, нас и самого Трампа».

Эти отзывы оппозиционных польских политиков и экспертов полны горечи и негодования по поводу поведения Дуды в США, его готовности лебезить и унижаться перед американским лидером. Но никто из крупных политических фигур не поднял голос против самой сути польского предложения — создания на польской территории американской военной базы, где дислоцировалась бы бронетанковая дивизия США. И это при том, что такая база не уменьшает, а увеличивает угрозу для Польши.

На развалинах

В далекие уже годы, когда Польша именовалась Польской Народной Республикой, она входила в состав Организации Варшавского договора. В случае войны с НАТО поляки должны были выставить три общевойсковые и одну воздушную армии, которым предстояло прикрыть фланги советской ударной группировки, прорывающейся к Ла-Маншу, и обеспечить безопасность побережья на случай натовских десантов.

Тогда газеты писали о «братстве по оружию» польских и русских солдат. Дружба прошла проверку действием: в 1968 году после начала Пражской весны польский лидер Владислав Гомулка занял крайне жесткую позицию, призывая Москву к интервенции. Вместе с советскими войсками в операции «Дунай» участвовали пять польских дивизий, польский контингент понес самые большие потери после советского — погибли 10 человек.

Но на рубеже 1990-х всё изменилось. ОВД была распущена, СССР распался, и новая Польша начала выстраивать свою идентичность на основе отрицания того, что было достигнуто в советский период. Ни о каком братстве по оружию речи уже не шло, зато в ход пошли воспоминания о былых обидах: России вменяли в вину участие в трех разделах Польши, «удар в спину» в 1939 году, Катынь.

Российское руководство извинялось снова и снова, но Варшаве всё было мало: вместо того чтобы перелистнуть запачканные кровью страницы и начать выстраивать отношения на основе дружбы и сотрудничества, польские официальные лица, включая чиновников и парламентариев, требовали каяться, каяться и каяться, а также выплачивать репарации и компенсации. Неудивительно, что с каждым годом эти требования встречали в России всё меньше понимания.

Гражданам России нелегко понять официальную мифологию западных соседей. Два с лишним десятилетия пропаганды сделали свое дело: одной из основ польского политического дискурса стали утверждения о том, что Москва спит и видит, как бы навредить свободолюбивому польскому народу. Парадоксальная ситуация: на бытовом уровне поляки относились и относятся к русским в целом хорошо, экономические связи до 2014 года успешно развивались, но политики при этом продолжают на голубом глазу винить Россию в польских бедах.

Одним из характерных примеров стала история с падением самолета президента Качиньского под Смоленском: безумная теория о том, что крушение было подстроено российскими спецслужбами, добившими потом выживших, воспринимается многими поляками вполне серьезно. В общем, возникла ситуация, когда на знаменитый вопрос «Простите, часовню тоже я развалил?» польские политики вполне серьезно отвечают: «Да, и часовню тоже вы».

Польша в таком отношении к России не одинока: примерно так же реагируют на воображаемую российскую угрозу прибалтийские страны. Но если Эстония, Латвия и Литва — государства небольшие, с постепенно вымирающим населением и скромной экономикой, то Польша — страна с серьезным экономическим потенциалом и мощной по европейским меркам армией, и с ее стороны подобные эскапады выглядели бы странно, если бы не привычка расчесывать исторические раны.

У поляков собственная гордость

У Польши, вошедшей в состав ЕС в 2004 году, изначально были достаточно сложные отношения с Брюсселем. Варшава воспринимает себя как ключевой восточноевропейский центр силы и использует членство в Евросоюзе, чтобы распространять свое влияние на постсоветском пространстве — в первую очередь на Украине, в Белоруссии и Закавказье.

При этом в ЕС Польша ведет себя достаточно резко, зачастую идя наперекор линии Брюсселя, Берлина и Парижа. Не случайно в европейской прессе Варшаву нередко именуют «американским троянским конем в Евросоюзе»: польские власти предпочитают слушать Вашингтон, а не Брюссель и зачастую выступают проводниками американской политики в регионе, действуя в ущерб интересам единой Европы, в частности, выступая против единой внешней и оборонной политики. В первую очередь это касается отношений с Москвой: польские политики считают линию Берлина и Парижа излишне пророссийской, настаивая на более жестких мерах.

После того как в разгар миграционного кризиса на выборах в Польше победила консервативная партия «Право и справедливость», а президентом стал евроскептик Анджей Дуда, отношения еще больше ухудшились. В то время как беженцы заполонили города Центральной Европы, Польша выступила категорически против квот на мигрантов. В январе премьер Матеуш Моравецкий объявил, что Варшава приняла «суверенное решение» — не пускать на территорию страны беженцев с Ближнего Востока и из Северной Африки. Польша, пояснил Моравецкий, и без того много делает для ЕС, принимая украинских мигрантов и тем самым «снимая напряженность на восточных рубежах Евросоюза.

Польское стремление разместить на своей территории американскую военную базу вряд ли порадует политиков в Париже и Берлине, которым совершенно не нужно осложнение и без того напряженных отношений с Москвой. Тем более что польская инициатива ставит под вопрос перспективы НАТО в том виде, в котором оно существовало до сих пор.

Нужно ли Польше НАТО

«В чем польза от НАТО, если Германия платит России миллиарды долларов за газ и энергию? — вопрошал Трамп в июле 2018 года в одном из своих знаменитых твитов. — США платят за защиту Европы, а затем теряют миллиарды долларов из-за торговли. Необходимо, чтобы [европейские страны] тратили 2% ВВП [на оборону] сейчас же, а не к 2025 году».

Кого-кого, а Польшу Трампу в этом смысле упрекнуть не в чем. Варшава — один из немногих членов альянса, тратящий на оборонные нужды положенные 2% от ВВП (из 29 стран — членов НАТО это условие выполняют лишь пять — помимо Польши это США, Греция, Британия и Эстония).

За прошедшие после окончания холодной войны десятилетия мускулы НАТО изрядно утратили крепость. Большинство государств-членов отлично понимают, что непосредственной угрозы — со стороны России или какой-либо другой страны — на данный момент нет, и предпочитают минимизировать расходы на оборону, тратя деньги на социальные нужды и экономические проекты.

Польша же относится к своей воображаемой миссии восточного бастиона альянса со всей серьезностью, ее исправные 2% от ВВП — демонстративный упрек коллегам по ЕС, не желающим защищать Европу от потенциальной русской угрозы своими силами.

Нынешнее предложение о строительстве базы поляки выдвинули непосредственно Вашингтону — вне структуры альянса. Если американцы дадут зеленый свет на строительство «Форт Трамп», это станет ясным сигналом странам НАТО: или они пойдут навстречу требованиям американского руководства, или Вашингтон, сохраняя структуру блока, сделает ставку на выстраивание системы двусторонних отношений с наиболее лояльными странами-клиентами, которые охотно пойдут ему навстречу.

Пока неясно, согласится ли Трамп на предложение польского президента. Идея заманчивая: Польша сама готова оплатить возведение и содержание базы (Дуда упомянул о $2 млрд, но американский президент дал понять, что это только стартовая цифра). Евросоюз с его стремлением проводить собственную внешнюю и оборонную политику получит унизительный щелчок. Наконец, американские войска у границ России дадут Трампу поддержку «ястребов» внутри политической элиты и, возможно, наконец убедят подозрительных сенаторов в том, что он не является агентом Путина.

С другой стороны, это серьезно ухудшит отношения США и Польши со странами — лидерами Евросоюза — Францией и Германией, а также другими членами ЕС, не желающими нового обострения на российском направлении.

Москва также явно не будет в восторге: очевидно, что размещение американской базы в Польше приведет лишь к тому, что увеличится число нацеленных на ее территорию российских ракет. Но президента Дуду, похоже, безопасность собственных граждан беспокоит куда меньше, чем одобрение хозяина Белого дома.

Алексей Люсин, газета «Известия»