Свобода слова — безо всяких сомнений, одно из лучших достижений человечества. Из прессы можно узнать абсолютно все

За прошедшие пару суток я просмотрел с десяток крутых мировых СМИ: The Washington Post, The New York Times, Spiegel, Figaro, Telegraph… Смотрел все подряд. Из этих изданий я узнал о том, что лишний вес вреден при беременности, что японский миллионер летит на Луну, что «Игра престолов» получила «Эмми»… Даже про то, что Россия потеряла в Сирии свой самолет.

А знаете, что мне удалось узнать из прессы о брифинге, который в понедельник провело российское Министерство обороны по новым обстоятельствам катастрофы рейса MH17?

Для тех, кто позабыл, напоминаю: 17 сентября в Москве на брифинге МО РФ были предъявлены журналы учета боеприпасов, однозначно подтверждающие, что обломки, предъявленные голландской специальной комиссией, принадлежат ракете для ЗРК «Бук» изготовленной на заводе в г. Долгопрудный и переданной на вооружение в одну из частей ПВО на территории современной Украины.

Кроме того, анализу были подвергнуты видеодоказательства, приведенные ранее следственной группой Нидерландов о якобы перемещении «Бука» из России на Украину и обратно. Анализ показал, что видеодоказательства были сфабрикованы.

Наконец, МО РФ обнародовало перехват разговора высокопоставленного военного ВСУ, в котором тот фактически признает сбитие MH17 украинской ПВО.

Что об этом говорят западные СМИ? Что об этом думают западные — американские и европейские — читатели?

Конечно же, ничего.

Даже «Гардиан» и «Таймс» не удостоили это событие ни единой строчкой.

Только в The Washington Times появилась заметка на два абзаца: мол, Россия заявила о том, что ракета, сбившая MH17, была украинской. Но не было ни слова сказано ни о предъявленных журналах учета боеприпасов, ни о передаче доказательств следственной комиссии Нидерландов, ни об анализе поддельных видеодоказательств перегонки «Бука» из России на Украину, ни о публикации переговоров военных Украины.

Ничего этого сказано не было. Было сказано только, что самолет был сбит над районом под контролем пророссийских мятежников в непосредственной близости от российской границы. Вдруг кто забыл. А это очень важно помнить, в отличие от совершенно неважных вещей типа того, что ракета — собственность ВСУ Украины, а ролики с российским «Буком», едущим на Украину сбивать невинных граждан Малайзии и Нидерландов, — подделка.

Свободная пресса тем и прекрасна, что ее невозможно принудить писать о том, что ей или ее читателям не интересно. Вот недавно, когда публиковались материалы Специальной комиссии JIT и Bellingcat, им было интересно писать про MH17, а сегодня — не интересно. И хоть ты тресни.

А то, что все свободные издания ведут себя совершенно одинаково, практически ходят строем, запевают по команде и так же замолкают, — так это не потому, что кто-то приказывает, а исключительно в силу вошедшей во все печенки солидарности и либеральных ценностей.

Европа. Запад. Цивилизация.

А вот Украина — не цивилизованная и не европейская страна. Солидарность и евроценности еще не дошли до всего ливера, и поэтому украинская пресса не только стала освещать никому не интересный брифинг, но и даже попыталась его комментировать, да еще с контраргументами.

Проблема украинских СМИ в том, что они, в силу своей недоевропейскости, все еще иногда пытаются обсуждать проблему по сути. Ничего хорошего из этого, конечно, получиться не может.

Простейший пример: издание «Цензор.Нет», запрещенное в России как экстремистское, выдвинуло версию, что ракета действительно ранее находилась на вооружении ПВО Украины… Но в 2008 году была продана в Грузию — да там и была захвачена российскими войсками в ходе операции по принуждению Тбилиси к миру.

Казалось бы, отличный ход!

Проблема только в том, что такой аргумент предполагает возможность, а следовательно, обязанность его доказать. Кроме того, выдвижение этого контраргумента возлагает обязанность его доказательства не на Россию, а на саму Украину. И что самое плохое — этот аргумент никак не может быть доказан свидетельствами из соцсетей.

 

То есть, если все действительно так и ракета была захвачена российскими войсками в Грузии, а затем применена против гражданского лайнера в 2014 году году, то тогда Украина, конечно же, может предоставить контракт, по которому изделие было поставлено грузинам. А также спецификацию, акт приемки-передачи и, опять же, журналы учета боеприпасов с отметками о выбытии — с интересующим нас номером.

При этом документы должны быть подписаны подлинными подписями и обладать способностью пройти экспертизу на подлинность и время составления. То есть не могут быть созданы вот прямо сейчас и подписаны черт знает кем.

Если бы меня спросили, откуда такая разница в поведении европейских и американских журналистов, с одной стороны, и украинских, с другой, но поставили бы условие не ссылаться на цивилизованность, европейские ценности и т. д., то я бы, пожалуй, вынужден был бы ответить так. Разница тут происходит из степени понимания, что же на брифинге произошло. Американские и европейские журналисты понимают, кто сбил несчастный Boeing и убил 300 человек над Донбассом. А отсюда понимают и то, могут ли быть у Украины оправдывающие ее документы или нет. Тогда как украинские журналисты думают, что все еще как-то уладится.

А ничего не уладится.

Потому что этого момента Россия ждала с 2014 года. Момента, когда все убедятся в неспособности Москвы себя защитить, в ее растерянности и некомпетентности. Момента, когда можно уже позволить себе все что угодно — например, включить в официальный отчет видеоработы своих прокси из Bellingcat и предъявить в качестве орудия убийства обломки ракеты «земля-воздух» с номерами деталей.

И теперь отыграть назад ничего нельзя. Вообще ничего нельзя сделать — ни сказать, ни предъявить.

Нельзя сказать, что это не те номера, не та ракета. Потому что русские участливо спросят: «Перепутали?» — и это фактически будет признанием в том, что Спецкомиссия совместно с СБУ фальсифицировали доказательства. Нельзя сказать, что журналы учета, предъявленные Минобороны РФ, — поддельные. Потому что все прекрасно понимают, что они настоящие.

И нельзя хватать украинско-грузинскую версию о том, что ракета была захвачена российской армией в Сенаки в 2008 году. Потому что бремя доказательства этой версии лежит на Украине, а доказать ее нельзя просто потому, что это вранье.

Поэтому лучше просто не говорить ничего, как будто ничего и не было.

Не было никакого брифинга. А чтобы не было никакого брифинга, можно сделать вид, что и Boeing тоже не было. И Украины не было никакой и нет.

Какая еще Украина? Ах, та, которая часть Российской Империи и СССР? Да пусть сами разбираются — это не наше не европейское дело.

А украинские журналисты этого не понимают. Как это «ничего не было»? А они? Они же тоже европейцы! Они же журналисты! Они же есть!

Нужно только постоянно громко напоминать о себе, и про них не забудут или, в крайнем случае, вспомнят!

Мы вот тут! У самых дверей в Европу!

Но за дверями — тишина. Не мертвая. Там, за дверями, идет какая-то жизнь, что-то происходит. Но это никак не касается тех, кто снаружи.

Для тех, кто снаружи, вывесили табличку: «Тихо. Идет переучет европейских ценностей».

Роман Носиков, РИА ФАН