Дональд Трамп назвал вторжение на Ближний Восток «худшей ошибкой за всю историю США». Провалом он считает и попытки своего предшественника Барака Обамы вывести войска из Ирака. Трамп давно критикует американскую внешнюю политику. Фактически он призывает отказаться от концепции «морального лидерства», не лезть в дела других государств и сосредоточиться на внутренних проблемах.

Ошибки исправляли с ошибками

«Хотя Обама, возможно, поступил неправильно, выведя оттуда солдат, но вводить их туда было, по моему мнению, самой большой ошибкой, которую когда-либо совершали в истории нашей страны», — сказал Трамп. И добавил: «Семь триллионов долларов и миллионы жизней, я учитываю потери с обеих сторон. Миллионы жизней».

О том, что войны в Ираке, Афганистане и Сирии обернулись провалом для американской внешней политики, Трамп говорил и ранее. Например, во время своей избирательной кампании в 2015-м. Будучи всего лишь «простым» мультимиллиардером, он напомнил, что всегда выступал против вторжения в Ирак. Катастрофичность действий Белого дома на Ближнем Востоке он доказывал на красноречивом примере: боевики «Исламского государства» (ИГ)* тогда захватывали нефтяные месторождения региона.

Невысоко оценивал Трамп и воинские качества тех, кто помогал Вашингтону внедрять демократию в Ираке. По его словам, «при первом же выстреле» иракцы бегут с поля боя, оставляя противнику американское вооружение и технику. «Две тысячи триста армейских вездеходов достались врагу», — уточнил Трамп.

Он знал, на каких чувствах избирателя сыграть. По опросу Pew Research Center, 38 процентов американцев не одобряли применение Вооруженных сил США в Ираке, интервенцию поддержали 50 процентов. Страна раскололась, и число сторонников вторжения на Ближний Восток постоянно уменьшалось.

Предшественники Трампа на посту главы государства тоже признавали, что наломали дров в ближневосточной политике. Обама, покидая Белый дом, в декабре 2016-го сказал: «Некоторые ошибки вторжения 2003 года изначально и способствовали росту организации, ставшей известной как ИГИЛ*». Сдавая пост, он попытался ответить на упреки в том, что так называемый «халифат» возник в результате вывода войск из Ирака.

Да и сам Джордж Буш в 2007-м соглашался, что в Ираке что-то пошло не так. Правда, и исправлять ошибки он взялся привычным способом — в охваченную войной ближневосточную страну в том же году дополнительно отправили 21,5 тысячи военнослужащих.

Директор Фонда изучения США имени Рузвельта при МГУ Юрий Рогулев в разговоре с РИА Новости напоминает, что Вашингтон давно пытается выбраться из ближневосточного капкана: президенты осознавали масштаб проблемы, менялась лишь риторика. «У Трампа более экономический подход. Он рассматривает все эти события на Ближнем Востоке исходя из того, что они не принесли Америке ничего, кроме расходов. И всегда приводил это как пример неэффективной траты денег. Почему он выступал против Сирии? Потому что это третий конфликт, в который втягиваются США. Обама тоже говорил: десять лет Америка воюет, пора заканчивать, но не смог ничего сделать. И все это «наследство» досталось Трампу», — отмечает эксперт.

Ситуацию как нельзя лучше характеризует поговорка: «Вход — рубль, выход — два». Попытки администрации Обамы одним махом разрубить узел проблем на Ближнем Востоке только все усугубили. «Давайте вспомним хронологию, — продолжает Рогулев. — Одиннадцатого сентября 2001 года Соединенные Штаты подверглись террористической атаке. Президент Буш вынужден был ответить, но выбрал не самый лучший вариант. В Афганистан американцы вошли с одобрения Совбеза ООН, а в Ирак влезли по собственной инициативе, объявив Саддама Хусейна спонсором терроризма. Обама попытался выйти из игры. Боевые действия в Афганистане он, пользуясь влиянием на партнеров и оказывая давление на них, превратил в операцию НАТО — сократил американское участие, привлек союзников. Обама начал выводить войска из Ирака, однако и это закончилось провалом: в присутствии американцев половину страны захватил ИГИЛ*. То есть результат получился прямо противоположным».

Град на холме

Американист Дмитрий Михеев — из советских диссидентов. Покинул страну, в 1980-е консультировал администрации Рейгана и Буша-старшего. Затем разошелся во взглядах с высшим политическим руководством США и в 1998-м вернулся в Россию.

Он считает политику нынешнего главы Белого дома непоследовательной, но вопрос вторжения в Ирак и Афганистан для Трампа принципиальный. «Как шоумен, он часто делает заявления для эффекта, для привлечения внимания публики и своего электората. Но в данном случае проглядывается его глубокое убеждение в том, что США впустую потратили огромные ресурсы на эфемерные идеи типа продвижения демократии, борьбы с коммунизмом или диктаторами. Это отражается и в его мировоззрении: занимайся бизнесом, богатей, получай прибыль и не лезь к другим. Хотя именно мессианство отличало американских политиков. Но для Трампа семь триллионов долларов — бездумно, впустую растранжиренные деньги», — убежден Михеев.

Показная воинственность сорок пятого президента США не более чем игра на публику, считает эксперт. «Участие в ближневосточных делах, показательные удары по Сирии, увеличение контингента в Афганистане — это тактические шаги во внутриполитической борьбе». Цель — продемонстрировать свой патриотизм и «крутость».

Американист считает, что Трамп делает сиюминутные уступки оппонентам: неолибералам и так называемому глубинному государству — deep state (этим термином обозначают бюрократию и группу высших чиновников, управляющих страной и формирующих ее государственную политику без оглядки на администрацию действующего президента). «Трамп не разделяет философию неолибералов, которую исповедовали Буш-младший и в какой-то степени Обама. Он — прагматик, у Трампа есть тенденция к изоляционистской позиции. В этом суть его конфликта с глубинным государством: противники Трампа видят миссию Соединенных Штатов в активном продвижении определенных ценностей, в моральном лидерстве, в переделке мира по своему образу и подобию. А нынешний президент не миссионер, он готов воевать лишь за американское экономическое доминирование, мощь. И когда разрыв во взглядах с неолибералами стал значительным, у него возник серьезный конфликт с ними», — объясняет Михеев.

«Политика Трампа подрывает смысл существования Соединенных Штатов, идеологию, на которых они держались с XVII века, когда пуритане-фанатики высадились на американском побережье. «Нам Господь дал эту землю, чтобы мы построили град на холме», примерно так это звучало, — говорит эксперт. — У американского мессианства глубокие религиозные и исторические корни. А Трамп хоть и привлекает голоса верующих, но сам он ни в коей мере не фанатик».

Для многих в США свидетельством отказа действующего главы государства от принципов морального лидерства стала его речь в Эр-Рияде, столице Саудовской Аравии, в мае 2017-го. Хотя сорок пятого президента США изображали противником ислама, тон его обращения к народам Ближнего Востока был примирительным. «Мы здесь не для того, чтобы учить других, как им жить, что делать, кем быть и чему поклоняться», — сказал он.

По словам Михеева, если Трамп продержится у власти еще несколько лет, произойдет «фатальный подрыв американской идеологии». «Ее трудно будет потом восстановить. Так рушился коммунизм, когда появились сомнения в незыблемых догмах. Если Трамп задержится в Белом доме на второй срок, значит, население Америки сделало выбор в пользу национализма. Избиратели как бы дадут понять: нам наплевать на демократию в Афганистане, важнее, чтобы у нас была нормальная жизнь», — подчеркивает эксперт.

Не исключено, что политика Трампа приведет к революционным изменениям внутри страны и в мире. «Если американцы перестанут считать себя исключительной нацией, это будет потрясение основ. Самой богатой и сильной — да, но не исключительной. Барак Обама поддерживал эту идею: мы устанавливаем законы, по которым живет и торгует мир. Про Буша-младшего и говорить нечего, он сказал: «Мы искореним зло во всем мире». Трамп бросил вызов этой идеологии», — заключает американист.

*Террористическая организация, запрещенная в России.

Филипп Прокудин, РИА