Мэй пора забыть о Скрипалях и выпускать Кракена: Британия не выдержит дефицита госбюджета в 20%

По сей день вопрос итогов «хитрого британского маневра» остается тайной за семью печатями. Когда «джентльмены из Сити» процедуру инициировали, считалось, что Европа слишком плотно находится под британским финансовым контролем, а, значит, испугается и уступит шантажу. Отказ Брюсселя прогибаться поначалу не выглядел критичным. В Лондоне решили, что раз они «вертели» Европой веками, то в этот раз нужно лишь чуть сильнее надавить и объявили референдум. Но ЕС не дрогнул и тогда, тем самым вынудив джентльменов свободное волеизъявление нации все-таки проводить.

С этого момента все окончательно пошло наперекосяк. В самой Британии внезапно «не в ту сторону» сыграло традиционное высокомерное отношение ко всему, что по ту сторону Канала. Нашлось слишком много считающих, что «хватит кормить Европу». Референдум проголосовал «за» выход страны из Евросоюза. Однако когда дым баталии рассеялся, оказалось, что выходить таки надо, но никто не знает, как это сделать. Ни Лондон, ни Евросоюз. Теоретически вопрос выглядит просто. Границы закрыть. Таможни вернуть. Граждан, не оформивших вид на жительство, — выслать. Практика оказалась гораздо сложнее.

Например, мира в Северной Ирландии удалось добиться только благодаря обеспечению прозрачности границы с остальной частью острова. Пока все входили в одну общую Европу,  можно было закрывать глаза на юридическую государственную принадлежность и делать вид, что Ольстер получил права почти неограниченной автономии. Теперь надо искать вариант, при котором Британия из ЕС выйдет полностью, а Северная Ирландия в нем как-то останется. Иначе все указывает на неизбежность нового бунта, подавить который у Короны сил уже явно нет.

Но и соглашаться на выход североирландцев из состава Королевства Лондон категорически не желает. Одно дело давать независимость каким-то колониям, даже таким родственно близким, как Канада или Австралия с Новой Зеландией, и совсем другое допускать распад уже самого Королевства. Ибо стоит «отпустить» одних, как на волю двинутся и другие, прежде всего, шотландцы. Прецедентное право оно такое, сильно о двух концах.

И это далеко не все подводные камни, на которые со всего разбегу налетел британский «Блэк Джек». Даже в Сити изумились той скорости, с которой с Острова побежали иностранные капиталы. В случае Brexit британские банки оказываются иностранными, что усложняет банковские операции, а целый ряд из них делает прямо невозможными согласно законам ЕС. Получит Лондон какое-то особое разрешение не считаться иностранным государством в мире европейских финансов или нет — пока вилами по воде, тогда как банки Берлина и Вены готовы предоставлять прежние комфортные условия ведения бизнеса без всяких рисков.

И деньги «с корабля» побежали. Массово. Чего стоит вывод денег немецким «Дойче банком» на 450 млрд евро.

Всплыло множество разных других вопросов, требовавших совершенно нереальных «исключительных» условий, согласие на которые со стороны Брюсселя по факту означало бы исполнение изначальных требований британцев, только в более циничной и для Европы унизительной форме. Все былые преференции сохраняются, тогда как обязательства официально снимаются. Согласится на такое Евросоюз очевидно не может. А ничего другого не в состоянии предложить сам Лондон.

В результате дело идет к наиболее жесткому варианту «развода». Тому самому упомянутому выше, который «очень простой и очевидный» — к выходу Великобритании из ЕС без всяких условий вообще. С автоматическим обрывом всех налаженных связей и процессов.

На сей счет Кабинет министров страны выпустил пояснительную записку для своего премьера, и она полна ужасов. В указанном варианте, например, британским автопроизводителям придется заново проходить сертификацию в Европе, равно как европейским — в Великобритании. Впрочем, не им одним. Тем же путем предстоит пройти фактически всему взаимному товарному обороту. А это долго и дорого. Значит, цены вырастут. На все. И очень не факт, что объемы продаж сохранятся на прежних отметках. А что экспорт сдуется, так тут и к гадалке не ходи. Словом, там много всего «интересного», включая необходимость получения международных водительских прав и роста стоимости мобильного роуминга.

В общем, глава Банка Англии Марк Карни резюмировал все это Терезе Мэй коротко – будет очень плохо. Цены на жилье упадут от 25% до 30%, и значительно подскочит безработица. В лучшем случае вдвое, но эксперты уже говорят – сильно больше.

Но совсем уже похоронным маршем выглядит аналитическая статья в The Guardian, авторы которой, со ссылкой на другой доклад правительства, резюмировали: Brexit «без достижения договоренности» неизбежно приведет к дефициту государственного бюджета страны на 80 млрд фунтов стерлингов или 111 млрд долларов дополнительно.

Сама по себе цифра велика, но не так чтобы ужасна. Расходная частью бюджета Королевства на текущий год сверстана в размере 1,076 трлн долларов. Стало быть вылет (выходом такое назвать сложно) из ЕС пробьет в бюджете дыру размером в 10,3%. Да, больно, однако терпимо. Хотя на протяжении следующих пятнадцати лет придется где-то занимать в сумме 167 млрд долларов государственных кредитов.

Хуже другое. Дефицит госбюджета и без того уже составляет 91,6 млрд долларов, что составляет 8,51%. Таким образом, вместе дыра достигнет как минимум пятой части расходов, а, вероятнее всего, превысит этот уровень. Не исключено, что доберется до планки в 25-27%, которую британская экономика с высокой вероятностью может не выдержать и рухнуть так, что кризис 2008 года покажется лишь милыми детскими шалостями с мыльными пузырями.

В 2017 году британская экономика с трудом показала 1,8% роста ВВП. Без Brexit прогноз на 2018 ожидался на уровне 1,4%. В случае достижения соглашения выход из ЕС будет стоить Короне падения ВВП минимум на 2%, тогда как без соглашения экономика упадет, по меньшей мере, на 8%. И это не как-то разово, с выходом на рост через год-два. Это надолго, минимум на полтора десятка лет.

Причем негативные последствия ударят весьма неравномерно. Если лондонская агломерация, как самая богатая, потеряет только 3%, то северо-запад страны и Северная Ирландия — до 12% (что еще сильнее усугубит проблему Ольстера), Западный Мидлендс и агломерацию второго по величине города Великобритании — Бирмингем — 13%, а на северо-востоке Англии вообще до 16%.  Что дает достаточно оснований ожидать там массовые гражданские беспорядки, возможно даже переходящие в бунты. Голод, знаете ли, не тетка, а он, в ряде вариантов сценария, весьма возможен.

Что тут сумеет или не сумеет сделать правительство Терезы Мэй (или любое другое, если Королева или Парламент решать премьера сменить) — покажет время. Пока у нее не удается вообще ничего. Даже дело Скрипалей, призванное отвлечь местную публику от цунами на горизонте. А до официальной даты Brexit — 29 марта 2019 года — остается всего шесть месяцев. Пора Мэй выпускать Кракена…

Александр Запольскис, ИА REX