Похоже, генеральный секретарь Йенс Столтенберг забросил дела земные и окончательно ушел в астрал. Какие проблемы, если бы он был рядовым обывателем? А тут первое лицо военно-политического блока, претендующего на мировое господство, грозит силовыми действиями, если ему вдруг покажется, будто противная сторона — имеется в виду Россия — предпримет кибератаку против союзников Североатлантического альянса. И тогда, по мнению бывшего норвежского комсомольца, вступает в силу 5 статья Устава альянса о коллективной обороне

Вообще-то в каноническом тексте Устава НАТО, насколько помнится, речь идет о вооруженном нападении на одну или нескольких из стран — членов альянса с применением танков, авиации и ракетного оружия и ничего не сказано о компьютерах.

Но тут, видимо, такой случай, когда Остапа (имеется в виду незабвенный Остап Сулейман Ибрагим Берта Мария Бендер-бей), он же Йенс Столтенберг, в буквальном смысле понесло по геополитическим кочкам. Вы только представьте: какой-то неопознанный хакер из Тмутаракани ненароком влазит на сайт минобороны, предположим, независимой Эстонии, и это уже повод, чтобы начать Третью мировую войну сначала в киберпространстве, а потом и везде?

И раньше были большие сомнения в том, что Йенс Столтенберг, хотя по натовским меркам он считается вполне адекватным служакой, дружит с головой. А тут…

Даже американцы, которые уже несколько лет подряд твердят о том, будто русские систематически вмешиваются в их выборы и даже себе же на голову избрали президентом Дональда Трампа, не додумались до того, что виртуальные происшествия могут стать поводом для начала военного противостояния.

Поэтому возможны варианты: или Йенс Столтенберг, как все горячие скандинавские парни, туго соображает, или он задним числом решил — за ним такое водится(!) — сказать новое слово в международной политике, приятное во всех отношениях вашингтонским работодателям.

Тогда ему, безусловно, — зачет. Но не в полной мере, потому что, замахнувшись в первых строках своего заявления на жесткий ответ, отдающий огнем и блеском стали, следом Столтенберг уточнил: мера, степень и глубина применения 5 статьи Устава НАТО на гипотетическую российскую кибератаку будет зависеть «от ее характера». Будто бы еще несколько лет назад НАТО приняла решение, допускающее применение соответствующей статьи «в случае серьезных кибератак».

И тут возникает закономерный вопрос: в случае «серьезных кибератак» — это как?

Можно ли, например, начинать боевые действия, если на официальном сайте одного из натовских государств появится вредоносный компьютерный вирус, допустим, российского происхождения?

По Столтенбергу, повод — вполне подходящий. К такому же умозаключению, скорее всего, мог бы прийти какой-нибудь прыщеватый блогер, в компьютер которого ненароком влез посторонний. Но в том-то и дело, что генсек НАТО — фигура политического масштаба и по определению должен отличать компьютерные игры и прочие виртуальные казусы, даже не совсем безобидные, от объективной реальности.

Но с этим у Йенса Столтенберга, по всей видимости, большие проблемы. Похоже, он даже не понял, что его словесная эквилибристика в киберпространстве заметно приближает мир к опасной черте, особенно, когда все и так висит на волоске. Хотя это даже сказочному Гарри Поттеру должно быть понятно.

Олег Одноколенко, еженедельник «Звезда»