Банкротство Турции стучит в двери ЕС

В адрес турецкой экономики на протяжении последних двух лет поступают многочисленные предупреждения как от местных, так и от иностранных экспертов и финансовых учреждений. Растут экономические риски, и желтый уровень опасности вот-вот сменится красным.

Экономические потрясения в Турции, произошедшие в недавнем прошлом, всегда приводили и к политичеcкому кризису. Основной причиной военных переворотов 1960 и 1980 годов, а также форматирования политической системы в 2002 году являлись экономические кризисы. Несмотря на то, что политики не очень-то и прислушиваются к предупреждениям, приближающийся кризис на этот раз отличается от предыдущих. Ввиду того, что в первые месяцы текущего года остро ощущался кризис, правительство правящей турецкой Партии справедливости и развития приняло решение о проведении досрочных выборов. На мой взгляд, решение о досрочных выборах было для ПСР целесообразным, поскольку сразу после выборов, на которых победила она, кризис начал отражаться в показателях. И, начиная с выборов 24 июня и по настоящее время, экономика в полном смысле вступила на путь кризиса. Волна предбанкротного состояния, распространившаяся от рынка изделий из кожи до мебельного сектора, а оттуда до производителей тяжелой промышленности, очевидным образом указывает на то, что в зимние месяцы это аукнется скачком безработицы.

Согласно официальным данным в Турции, выставлено на продажу 1,5 млн кв. м готового жилья. Для строительного сектора это означает «паузу». Инфляция выросла до 20%. В то время как в 2017 году чистый валютный резерв Центрального банка составлял 27,6 млрд долларов, начиная с 31 августа 2018 года он снизился до 18,2 млрд долларов. Обращая внимание на сокращение чистого валютного резерва на треть, отмечается, что на август приходится потеря трети суммы из общего показателя в 9,4 млрд долларов. Безусловно, нельзя сказать, что потеря 9,4 млрд долларов для Турции не является незначительной. Обратите внимание на то, что резерв не снижается, к примеру, со 109 миллиардов до 100 миллиардов. Речь идет о снижении с 27,6 миллиардов до 18,2 миллиардов. То есть уровень потери резерва очень высок. Центральный банк за восемь месяцев потерял полных 34% чистого валютного резерва. А всем также известно, что ситуация с курсом доллара играет очень важную роль в экономической жизни людей. Наряду с тем, что влияние скачка курса доллара ощущается в очень многих сферах, в таких отраслях, как «продукты питания/напитки», «топливо/транспорт» и «счета на оплату/повышение тарифов/налоги», оно ощущается увеличением на 38,2%.

Еще более важным является то, что около 80% населения страны в наибольшей степени пострадает в экономическом плане от санкций против Турции. Согласно проведенным опросам, по прогнозам Центрального банка инфляционные ожидания на конец 2018 года составили 19,61%. Также по результатам опросов ожидаемый курс доллара по состоянию на конец сентября был изменен с 5,8906 турецких лир до 6,4620 турецких лир. Стоит напомнить, что за цифрами Центрального банка стоят рынки. После того, как компании друг за другом не смогли заплатить по своим долгам, по очереди стали поступать заявления об их предбанкротном состоянии. Главной причиной тому стало почти двукратное увеличение курса доллара и ослабление платежеспособности компаний, осуществляющих торговлю в долларах. Только за последние несколько месяцев число фирм, объявивших о закрытии, возросло до пятнадцати. Выросший за текущий период курс валют повлиял на деятельность заводов. Отмечается ослабление в части страхования производства и других возможностей заводов по производству бумаги, текстиля и химикатов, находящихся в наиболее рискованной группе.

Международное рейтинговое агентство Moody’s провело новый анализ по экономике Турции. В заявлении отмечается, что «заимствования в иностранной валюте и увеличение кредитных рычагов приводят к росту уязвимости из-за корпоративного долга Турции». Агентство назвало Аргентину и Турцию самыми уязвимыми в части оказываемого давления на свои компании, отметив при этом, что, несмотря на наличие большего политического и финансового буфера, чем у Аргентины и Турции, Китай также оказался уязвимым ввиду корпоративного долга.

В то время как на стремительное сокращение экспорта оказывает влияние рост курса из-за зависимости от импорта сырья и промежуточных товаров, впервые за всю историю Турции параллельно со стремительным обесцениванием турецкой лиры отмечается снижение экспорта. Совет экспортеров Турции и министерство торговли обнародовали цифры по экспорту за август. Экспорт за август по сравнению с аналогичным периодом прошлого года снизился на 6,5%. Рост экспорта за первые 8 месяцев текущего года вырос на 5,3%. В основных отраслях экспорта, как автомобилестроение, бытовая техника, текстиль, готовая одежда, доля которых составляет около 50%, отмечается снижение на 10−20%. Еще одним важным моментом является то, что во всём мире отмечается рост цен в привязке к валюте на сырье, в первую очередь — на нефть, а также на промежуточные товары. Если сравнивать Турцию со странами-конкурентами, то в таких основных отраслях, как сельское хозяйство, производство стали и химикатов, отмечается очень высокая зависимость от внешних факторов. Независимо от курса валют, зависимость от внешних факторов при росте цен на сырье в основных отраслях подвержена более сильному влиянию, чем в странах с меньшими показателями.

Страны ЕС обеспокоены экономическим кризисом в Турции. Европейские лидеры, отдавшие демократию Турции на откуп президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогана, предпринимают всевозможные усилия, чтобы не прочувствовать отголоски экономического кризиса на себе. Они сожалеют о том, что в свое время не призвали Эрдогана остановиться. Турция, где законодательная и исполнительная власть привязана к одному человеку, а в существующей системе независимость судебных органов и средств массовой информации утрачена, не сможет даже приблизиться к дверям ЕС, что уж говорить о вопросе членства. Недавнее налаживание тесного диалога президента с президентом ФРГ Франком-Вальтером Штанмайером, канцлером Германии Ангелой Меркель и президентом Франции Эммануэлем Макроном говорит о том, что направление Эрдоганом в Европу своего зятя и министра финансов Берата Албайрака свидетельствует об испытываемых серьезных финансовых трудностях. Но, к сожалению, данные контакты есть не более чем дипломатическая любезность его коллег. Это Анкара настаивает на переговорах.

Уже не скрывается, что Европа обеспокоена экономическим кризисом в Турции, принимающим всё более неизбежный характер. Одна лишь Германия представлена в Турции порядка 7 тысячами немецких фирм. Франция, Италия, Англия, Испания и Голландия находятся в том же положении в своих масштабах. Лидеры ЕС принялись защищать свои компании и банки, давшие кредиты турецким компаниям на сумму в 140 миллиардов долларов. Турция может не расплатиться по испанскому кредиту в 80 миллиардов долларов и французскому кредиту в 40 миллиардов долларов. Следующим адресом, куда постучится турецкое банкротство, станет Германия. По этой причине, пока не сильно потерян контроль, они стараются убедить Эрдогана подписать соглашение с Международным валютным фондом. Немецкие газеты ежедневно размещают информацию по данной тематике, передаваемую напрямую из федерального правительства. По мнению экспертов, в случае если Турция примет новую программу реформ по рецепту МВФ, это сможет немного удержать рынки.

В противном случае ни Берлин, ни Париж помочь уже не смогут. Но переданные денежные средства будут направлены лишь на частичное погашение долгов. Оставшиеся потратят на крупные строительные проекты Эрдогана и новые дворцы. Безусловно, в обмен на финансовую помощь, которая поступит из европейских стран, потребуется выполнение определенных условий. Брюссель настоятельно требует возвращения к демократической форме, напоминая о необходимости устранения беззакония и подавления свобод. Очевидно, что Анкара поняла намеки на определенном уровне, раз были освобождены некоторые журналисты. Среди них и граждане Германии — журналисты Дениз Юджель и Мешале Толу. И весь мир вновь стал свидетелем того, насколько прагматичным политиком является Эрдоган, прося кредиты у европейских дверей. Еще вчера он сыпал обвинениями в «пережитках нацизма» и заблуждениями о «врагах Турции». А сегодня уже пытается договориться о встрече с лидерами ЕС.

Любопытство у меня вызывает вопрос, вернется ли президент после очередного крутого поворота снова к преклонению перед Западом? Станет ли он сторонником ЕС, США и НАТО? Ибо именно благодаря подобной риторике он смог укрепить свое кресло в первые десять лет пребывания у власти. Если он снова вернется к преклонению перед Западом, как это воспримет Восточный блок — Китай, Россия, Иран и другие страны?

Ариф Асалыоглу, ИА REGNUM