Давайте представим, что Петров и Боширов — действительно сотрудники ГРУ (не ГРУ, разумеется, которое давно переименовано, да и занимается совсем другими делами; но в мире эта аббревиатура сохранилась и даже, как мы слышали, вовсю используется на самом высоком уровне). В этом случае и их вчерашнее интервью, и все случившееся в Солсбери предстает совершенно в ином свете

Если исходить из этой простой и, я бы сказал, возможной версии, то два наших разведчика поехали в Великобританию в марте с вполне конкретной целью: увидеться с Юрием Скрипалем. Например, он пообещал рассказать своим бывшим коллегам что-то интересное — по старой памяти или за деньги. Однако наш перебежчик, который продолжал работать на свою новую родину, к месту встречи не явился, и нашим гонцам пришлось вернуться.

В этом случае провокация британцев выглядит хорошо подготовленной и весьма изощренной. Они вели Петрова и Боширова с момента прибытия и тщательно фиксировали все их передвижения, зная точно, когда наши разведчики появятся в Солсбери. Это было нужно для того, чтобы предъявить своим союзникам неопровержимые доказательства причастности России к отравлению Скрипалей.

Их и предъявили. Полагаю, пока далеко не все — выдают порционно, нагнетая обстановку.

Любопытно, были ли отравлены Скрипали на самом деле. Если да, то двойного агента использовали втемную. Если нет, то он обо всем знал заранее. Во всяком случае, запись видеообращения Юлии выглядело не очень убедительно, а отец вообще нигде до сих пор не засветился.

Однако не стоит рассчитывать, что прямой эфир с ним расставил бы точки над i, вполне возможно, что появление на людях недоотравленного перебежчика является главным козырем, припасенным в рукаве. Представьте, что Юрий Скрипаль дает интервью Би-Би-Си и рассказывает о том, что на его ценную жизнь покушались убийцы из ГРУ, а санкционировал теракт лично Путин.

Могли наши спецслужбы просчитать ситуацию заранее? И да, и нет.

Мысль о том, что агент ведет двойную игру, конечно, всегда держится в голове. В стандартной ситуации начинаются обычные шпионские игры: прокачивают на косвенных, делают вид, что поверили, доводят до противника нужную информацию и т. д. Но эта ситуация была нестандартной: Великобритании нужно было не поиграть с противником, а вывести всю ситуацию в публичное поле — не просто обвинить Россию в использовании химического оружия, но и убедить в этом союзников по НАТО.

А это уже не шпионские игры в классическом виде. Поэтому, полагаю, наше разведсообщество на британских визави сильно разобижено — так себя приличные люди не ведут. Подставлять друг друга можно по-разному, но в пределах негласных правил.

Пока Лондону удалось добиться промежуточного результата — высылки дипломатов из европейских столиц. Впереди более сложная задача: заставить европейцев (Соединенные Штаты уговаривать не надо) полностью прекратить дипломатические отношения с нами. Эта кампания пока не началась по одной причине: по-видимому, мысль о хорошо подготовленной провокации пришла в голову не только мне, но и европейским политикам, от которых зависит столь серьезное решение. Поэтому они отчаянно сопротивляются, несмотря на «неопровержимые факты», предъявленные британцами.

Удастся ли англосаксам отсечь нас от Европы и возвести по периметру наших западных границ очередной железный занавес? Вопрос, конечно, интересный, но у меня однозначного ответа на него пока нет. Посмотрим, как будут развиваться события.

Павел Шипилин