Необходимо приостановить обязательства нашей страны по Конвенции о химическом оружии до тех пор, пока российские инспекторы не удостоверятся в полной его ликвидации на всей территории США

Так называемое «дело Скрипалей» набирает обороты, и лезвие этой очередной провокации англосаксов против России становится всё более острым. Вот уже и два конкретных фигуранта появились, по которым наши официальные лица вынуждены так или иначе оправдываться. И очередное грозное заявление ведущих стран Запада мы читаем — пусть и несколько «выщербленное» отсутствием среди подписантов Японии и Италии.

В принципе, дело мы имеем с провокацией весьма и весьма изощрённой, но и на такую в тактическом плане есть у нас свой народный приём. Он описан в известном анекдоте о Пушкине и Дантесе. Александр Сергеевич сидит у реки и ловит рыбу. Мимо идёт Дантес. Решив в очередной раз оскорбить русского гения, подлый француз говорит: «Ну что, брат Пушкин, клюёт?» А про себя думает: «Если он скажет, что клюёт, я скажу, что дуракам всегда везёт. А если ответит, что нет, я скажу, что дурак и в хорошем месте не поймает». Так вот, сказал он это и с ухмылкой ожидает ответа Пушкина. Пушкин же посмотрел на него и говорит: «А пошёл ты на ***!». Велик всё-таки Александр Сергеевич в народном мифе о нём, не позволил себе подставиться под пулю!

Вот так бы и нам надо в деле Скрипалей, но уже не получается: условный «дантес» не один, а с сообщниками-»свидетелями», то есть посылать надо всех скопом, а куража на это не хватает.

Думаю, однако, что придётся на каком-то этапе собраться с духом и всё-таки послать, причём послать, сопроводив это дополнительным весомым и убедительным аргументом (каким — об этом позже). Но прежде надо ответить для себя на ряд вопросов или хотя бы задуматься над ними.

Как получилось, что наша страна стала объектом давления государств, владеющих химическим оружием, сама утратив его (оно было уничтожено у нас к 27 сентября 2017 года)? Да, существуют наши обязательства по Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и его уничтожении, но ведь существуют и соответствующие обязательства США по этой конвенции, однако они до сих пор не выполнены, а значит, в руках НАТО остаются крупные его запасы.

Далее. Всем понятно, что если бы перед российскими спецслужбами была поставлена задача убить Скрипаля, он был бы убит. Если бы выполнению задания могла помешать его дочь, и она была бы убита. Но всё это было бы сделано точно без применения боевого отравляющего вещества. Раз англосаксы раскручивают именно эту явно неправдоподобную версию с боевым отравляющим веществом, значит, им нужна именно она. Зачем? Требуется обоснование сохранение в натовских арсеналах химического оружия? Похоже, что так. Вот их возможная логика: смотрите, Россия солгала, сказав, что уничтожила химические боеприпасы, она продолжает их разработку, применяет их, — значит, и мы должны себя «обезопасить».

Причём происходит это в условиях, когда Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) всё более подпадает под западный контроль, а воспротивиться этому с нашей стороны, вскрыть её политическую коррумпированность, значит полностью дискредитировать этот международный контрольный орган, что в условиях наличия у американцев и ряда других стран химического оружия тоже плохо.

Следующий вопрос. Те, кто организовывал эту провокацию, исходили, судя по всему, из того, что именно такой вариант «преступления» будет наиболее неудобен руководству России. Почему? Может быть, из-за Сирии: вот вы, мол, говорите, что у Асада нет химического оружия, но вы и про себя так говорили, а у вас оно есть, и вы его применяете. Думаю, однако, что объяснение тут более серьёзное.

И почему американцы, официально обладая химическим оружием, не опасаются подобного разыгрывания этой опасной темы против них? Может быть, надо сделать так, чтобы боялись?

И кто всё-таки эту провокацию организовал и осуществил? Точно ли сами англичане? А если украинцы? И разве одному режиму Порошенко выгодно сегодня подлить масла в огонь конфликта между Россией и Западом?

И стоит ли в данном контексте закрывать глаза на то, что внутри России у Владимира Путина есть серьёзные противники? Англичане, напомню, настойчиво твердят о «личной ответственности» президента России за случившееся в Солсбери.

Вот такая многогранная проблема.

Пока то, как действуют в связи с ней наши внешнеполитические ведомства, меня лично не устраивает — ни с точки зрения информационно-пропагандистской стороны дела, ни на практическом уровне. Хочется верить, что что-то изменится после того, как наш МИД выполнит своё обещание «вновь ознакомить международное сообщество с историей вопроса». Но изменится ли?

Проблема в том, что даже если нам удастся «отбиться» от «дела Скрипалей», последует другое «дело», если только наш ответ на эту и другие подобные выходки не будет в свою очередь «убойным». Кто бы изначально ни стоял за этой провокацией, её сегодня раскручивает против нас натовская верхушка. Соответственно, на неё уже нельзя отвечать только лишь «готовностью сотрудничать», или «согласием разбираться», или гневными филиппиками относительно «недопустимости подобных обвинений». Это всё в прошлом. На каждую такую атаку на Россию надо отвечать конкретным внешнеполитическим контрударом, ставящим тех, кто её организовал, в более сложное военно-политическое положение.

Не подумать ли руководству нашей страны в этой связи о выходе из Конвенции о химическом оружии? Или как минимум о заморозке соответствующих обязательств до тех пор, пока химическое оружие не будет полностью уничтожено в США, а наши инспекторы это дотошно не проверят на всей американской территории?

Михаил Демурин, ИА Regnum