В рамках 75-го Венецианского кинофестиваля состоялась премьера одного из самых ожидаемых фильмов — документальной ленты «ИГИЛ*, завтра. Потерянные души Мосула». Военные репортеры Франческа Маноччи и Алессио Роменци знакомят зрителя с личными и глубоко трагическими историями детей экстремистов в освобожденном Ираке.

В интервью РИА Новости авторы фильма объяснили, кого считают жертвами этой войны и почему западные страны ответственны за радикализацию иракцев.

Франческа и Алессио провели в Ираке почти полтора года — десять поездок в качестве военных репортеров. Действие фильма происходит после освобождения правительственными войсками Мосула. Однако мир там так и не наступил.

Особенно тяжело приходится детям (героям фильма от восьми до 16 лет), которые оказались самой незащищенной стороной конфликта. Многие из них вынуждены жить с клеймом «ребенок ИГИЛ*», что автоматически лишает их документов, возможности получать медицинскую и гуманитарную помощь, ходить в школу или элементарно играть со сверстниками на улице. Авторы картины уверены: самая главная битва за Мосул — это битва за души этих детей, которые растут в атмосфере ненависти и изоляции.

«В какой-то момент, когда правительственные войска подошли к Мосулу, мы разговорились с нашим переводчиком о том, что, по его мнению, ждет семьи экстремистов, особенно детей. Он ответил, что их постараются убить как можно больше, потому что их воспитали неправильно. Ту же мысль озвучивает один солдат в нашем фильме: этих детей нельзя исправить, поэтому их нужно истребить, чтобы избежать проблем в будущем», — вспоминает Алессио Роменци.

Подобную позицию разделяют местные жители, чьи семьи пострадали от экстремистов, и сотрудники спецслужб, которые дали интервью для фильма на условиях анонимности. Они оправдывают содержание детей в специальных лагерях и тюрьмах, куда большинство попадает по доносу соседей. Однако герои фильма подтверждают: именно там многие становятся радикалами.

«Все считают, что эти дети — будущее ИГИЛ*. Экстремисты понимали, что проиграют войну, но они оставили семена. Эти дети еще совсем маленькие, однако с раннего возраста они перенимают радикальные идеи от матерей, ведь отцов у них не осталось. Содержание их в изоляции только способствует тому, что эта идеология распространяется», — уверен Роменци.

Ужасающие условия жизни, отсутствие элементарных вещей и хоть какой-то надежды на улучшение — это будни около 500 тысяч несовершеннолетних, проживающих в Мосуле. Рассказы о жестокостях, которые им пришлось наблюдать, они сопровождают фразами «в моей жизни только пустота» и «лучше бы я умер».

Эти интервью куда страшнее кадров разрушенного бомбежками города. Ответственность за происходящее в Мосуле несут не только власти Ирака, но и международное сообщество, считает Франческа Маноччи.

«Даже спустя 14 месяцев после официального окончания боевых действий среди развалин находили тела убитых. Никто не знает точно, сколько гражданских погибло от бомбежек. Кажется, Мосул специально оставили в таком состоянии в назидание: смотрите, что случилось с теми, кто поддержал исламистов, вас ожидает та же участь», — отмечает автор фильма.

«Это стратегия уничтожения — мы должны не просто победить, а уничтожить их. Меня поразила эта безжалостность. Даже после окончания войны нет милосердия», — добавляет Франческа.

Некоторые герои фильма обвиняют в своих бедах Европу и США, открыто заявляя, что ненавидят западные страны и желают им зла. К сожалению, у многих из них есть на это причины, констатирует Франческа.

«Одна вдова рассказала мне, что ее муж был обычным водителем, далеким от радикализма. Но потом в Ирак пришли американцы и арестовали его, он дважды сидел в тюрьме, его били и пытали, поэтому сначала он присоединился к «Аль-Каиде»*, а потом начал жертвовать деньги ИГИЛ*. Я, конечно, не оправдываю его, но мы ответственны за это», — уверена Франческа.

Особенно сильны антизападные настроения среди вдов, которые живут только мечтой о мести за своих мужей и погибших детей. Тем не менее их нужно не осуждать, а бороться с причинами их ожесточения, считает автор фильма.

«Мы хотели показать, что в каждом человеке есть темные стороны, но нужно уметь проявлять сострадание. Я сочувствую этим женщинам как мать, даже если они верят в идеи джихадизма. Они верят в лучшее будущее, которое представляется им как месть Аллаха неверным и победа халифата — не только в Ираке и Сирии, но и в других странах. Они ждут этого, воспитывая детей как будущих мучеников Аллаха. Конечно, для меня это безумие, но я хотела их выслушать», — признается Франческа.

Авторы ленты продолжают следить за судьбами своих героев, последний раз они виделись в конце мая. Журналисты надеются, что их фильм поможет если не улучшить жизнь всех жертв этой войны, то хотя бы спасти потерянные души Мосула.

*Террористическая организация, запрещенная в России.

Анна Михайлова, РИА