5 сентября 2018 года исполнится четыре года с момента подписания минских соглашений. Для западного читателя отсылка к этим документам мало что скажет — в ведущих зарубежных СМИ конфликт, послуживший причиной их возникновения и подписания, называют не иначе как «русско-украинской войной». Фактически же его гораздо точнее можно описать как гражданскую войну на Украине, в рамках которой Россия выступает миротворцем и посредником, но отнюдь не стороной продолжающегося уже четыре года конфликта

Неизбирательная смерть

Согласно новейшему отчету управления Верховного комиссара ООН по правам человека, за весь период конфликта на востоке Украины, который формально определяется с даты 14 апреля 2014 года и по сегодняшний день, погибли по меньшей мере 2725 гражданских лиц: 1568 мужчин, 961 женщина, 93 мальчика, 47 девочек и 56 взрослых неустановленного пола. По оценке управления, общее количество гражданских лиц, получивших ранения в связи с конфликтом, составляет от 7 до 9 тысяч.

Доклад управления Верховного комиссара ООН по правам человека констатирует страшные факты: большая часть погибших в результате конфликта на востоке Украины — это жертвы артиллерийских обстрелов и обстрелов из легкого вооружения (минометов и гранатометов). Стрелковое оружие является лишь третьим по частоте фактором гибели людей, следуя сразу за ручными гранатами.

Это обстоятельство наглядно показывает ужасную картину происходящего: украинское правительство вовсе не воюет с «российскими сепаратистами», но последовательно осуществляет неизбирательный террор по отношению к населению мятежных областей на востоке страны.

В докладе управления артиллерия, минометы и гранатометы обоснованно названы «оружием неизбирательного действия» — так как представляют собой вооружения, в подавляющем большинстве случаев используемые за пределами прямой видимости. Можно сказать, что в 60% всех случаев (а именно такая часть жертв конфликта пришлась на долю оружия неизбирательного действия) погибшие были просто «сопутствующим уроном», который был заложен в практику ведения конфликта со стороны киевских властей.

Более того, Киев последовательно ведет политику перевода конфликта из формата провозглашенной им в 2014 году полицейской «антитеррористической операции» (АТО) в формат военного усмирения Донецкой и Луганской народных республик. Объявленная Украиной Операция объединенных сил (ООС), стартовавшая в начале мая 2018 года, неприкрыто осуществляется под руководством украинских военных. Изменилась и официальная риторика Киева: если раньше он боролся с «террористами», то теперь он якобы ведет «отчаянную борьбу с российскими оккупационными войсками».

Однако отчет управления свидетельствует совсем об ином: ООС привела лишь к резкому росту пострадавших среди гражданского населения. Рост числа жертв от применения стрелкового оружия вырос в полтора раза, от артиллерийских обстрелов и обстрелов из легкого вооружения — в 8,5 раз, от минной войны — в шесть раз.

Можно сказать, что с официальным приходом киевских военных в зону конфликта на востоке Украины практика военного террора Киева против собственного населения лишь получила «законное» наполнение — что и выразилось в страшной цене идущего конфликта.

Миф о «злобной России», правда об украинском терроре

В отчете управления Верховного комиссара ООН по правам человека, который формально вынужден признавать международно признанный суверенитет Киева над мятежными регионами, тем не менее содержится немало конкретных фактов, которые показывают неприглядную картину открытого целенаправленного массового насилия со стороны центрального киевского правительства по отношению к жителям востока страны.

В частности, в отчете указывается, что подконтрольные Киеву военные формирования многократно производили обстрелы сооружений, транспортных средств и персонала Донецкой фильтровальной станции, которая однозначно является гражданским объектом. Важность этой станции состоит в том, что она снабжает питьевой водой столицу ДНР — миллионный мегаполис Донецк. Данные случаи однозначно квалифицированы УВКПЧ как военные преступления. Также в отчете приведены многочисленные случаи террора в «серой зоне», где киевские военные осуществляют обстрелы не только гражданских построек, но также, например, остановок общественного транспорта, больниц и детских учреждений — все это также может быть квалифицировано как военные преступления.

В отчете ООН указано и то, что украинская сторона практикует тактику изматывания по отношению к гражданскому населению народных республик. Констатируется, что жители не имеют доступа к основным благам цивилизации, например, к общественному транспорту, службам здравоохранения и социальной защиты.

Кроме того, всячески ограничиваются базовые потребности населения ДНР и ЛНР — не признаются имущественные и гражданские права (к примеру, не осуществляется выплата пенсий и пособий), причем даже полученные законным образом до момента начала гражданского конфликта в 2014 году. Несмотря на формальное утверждение о признании Украиной гражданских актов, совершенных на территории республик Донбасса, эта декларация также не соблюдается: свидетельства о рождении, смерти или заключении брака не признаются Киевом. На деле это приводит к тому, что Киев практически «выталкивает» население Донецкой и Луганской областей из своего гражданского поля, формально продолжая называть их «гражданами Украины» и якобы осуществляя борьбу за их «освобождение».

Мало того, в отчете управления Верховного комиссара ООН по правам человека Киев назван и главным нарушителем права на личную неприкосновенность: правительство Украины несет ответственность за 22 нарушения, произошедших по данной категории в 2018 году, в то время как противостоящие Киеву вооруженные группы в Донецке и Луганске ответственны лишь за 15 нарушений. На территории, подконтрольной Киеву, наблюдается и практика незаконного произвольного ареста и удержания неугодных лиц в местах лишения свободы без суда и следствия.

Интересен и тот факт, что до сих пор топчется на месте расследование Киева по двум резонансным делам, связанным с массовыми протестами и беспорядками на Майдане в январе-феврале 2014 года и сожжением пророссийских гражданских активистов в Одессе 2 мая 2014 года. Два этих события были ключевыми для начала гражданского конфликта на Украине: первое нарушило гражданский мир и привело к власти националистический режим в столице страны, а второе окончательно перевело вспыхнувший конфликт в вооруженное измерение.

Роль нынешнего киевского режима в обоих событиях является основополагающей, ведь именно он незримо стоит за их организацией и воплощением в жизнь. В силу этого судебные разбирательства по данным делам превращены в полный фарс и вряд ли приведут к каким-либо решениям.

Двуличная позиция стран Запада

Уже очевидно, что нынешний Киев получил негласную индульгенцию от стран Запада на осуществление любой жесткой политики по отношению к мятежным регионам и внутренним диссидентам.

Под непосредственным руководством США и при молчаливом согласии Евросоюза в Киеве к власти пришел максимально националистический и отчасти фашистский режим. Внешняя маскировка никого не может ввести в заблуждение: столь же последовательно отрицали свою связь с классическим фашизмом многие латиноамериканские диктатуры, будь то Аргентина или Парагвай, Гватемала или Сальвадор, а правительство ЮАР не желало признавать открытый расизм, скрывая его за словом «апартеид» (раздельное проживание).

Очевидно и то, что, в отличие от России, которая признает право обеих сторон украинского конфликта на собственную позицию, у западных стран имеется несменяемая установка на поддержку единственной стороны противостояния — официального Киева. Данная установка абсолютно неизменна — она не меняется даже при обнародовании вопиющих фактов, касающихся военных преступлений, нарушений прав человека, внедрения националистической идеологии и фашизма, которые раз за разом демонстративно осуществляются киевским режимом.

Такое поведение в любом ином случае давно стало бы причиной введения санкций со стороны стран Запада, изоляции режима-террориста и сворачивания с ним любого экономического и политического сотрудничества. Однако в отношении Украины на Западе не наблюдается никаких подвижек. Западные державы по-прежнему декларируют, что Киев является примером «демократического государства» и «осуществляет законные действия на своей территории».

Как показывает историческая практика, путь слепой поддержки авторитарных, фашистских и националистических режимов, нагло нарушающих базовые права собственных граждан, ведет только в тупик. И неизменно оборачивается страданиями тех народов, чьи правительства годами проводили политику «умиротворения» террористов и палачей.

Михаил Большаков, РИА ФАН