Из наблюдений за миром диванных воинов

Прочла прекрасное: «Мы должны объявить войну Украине, это не провокация, не разжигание, грустная констатация факта».

Сразу внесу ясность. Я считаю гибель Захарченко огромной трагедией. Я обеими руками за, чтобы террористическое государство Украина прекратило своё существование.

Однако, призыв к властям России немедленно объявить Украине войну и заявления, что если этого не произойдёт, то  «Путин слил» и «Путин трус» — это либо эмоции, либо популизм, либо провокация.

Потому что взять и объявить войну, конечно, можно. Но что дальше?

Порошенко объявит об окончании АТО/ООС, испугается и сбежит?

А если нет, то как воевать будем? С разрешения Совфеда РФ? А Совбез ООН уведомлять будем? Или поступим, как НАТО в Югославии или США в Ливии?

Ну, ок. Допустим, никого спрашивать не станем.

И начнём действовать. По одному из сценариев.

Сценарий первый:

Ракетный залп по правительственному кварталу Киева. Сразу вопросы.

Гражданских предупреждать будем или запишем в сопутствующие расходы?

А военные инфраструктурные объекты как? Паровозом пойдут? А склады с оружием? А казармы? А полигоны военные? А аэродромы? А порт одесский? А как с войсками, что на линии разграничения, где тоже гражданских дофига?

Нет, я вчера тоже жаждала Искандеров. Но это были эмоции. Которые на войне — не самый лучший советчик. В связи с чем этот вариант, если мы не хотим тупо сравнять Украину с землёй, не подходит.

Вариант второй. В дело вступают ВКС РФ и начинают бомбардировки всех вышеперечисленных военных объектов.

Вопрос номер раз: что делать с гражданскими?

Вопрос номер два: вы в курсе, что у Украины есть ПВО и авиация, которая тоже способна совершать бомбардировки?

Вопрос номер три: каковы будут потери среди гражданских жителей Украины и сколько российских летчиков и самолетов будет потеряно?

Нет, вариант номер два, безусловно, намного гуманнее. Но это если только смотреть на цифры предполагаемых потерь и воспринимать человеческую жизнь, как статистическую единицу.

Вариант номер три. Наземная операция.

Тут можно начать фантазировать, как жители Украины (на юго-востоке) с цветами и слезами на глазах будут встречать российские танки, параллельно записываясь в отряды народного ополчения. На деле же будет иначе. Начнётся месиво. Кровавое.

Потому что во-первых, у Украины тоже есть танки. Во-вторых, не думайте, что наши «западные партнёры» с ведром попкорна будут за всем этим просто тупо наблюдать. В-третьих, первый замес начнётся уже на линии разграничения. И под раздачу опять таки попадут гражданские.

Идём дальше. Эвакуация мирного населения — чья забота? Польша и прочие украинские соседи моментально закроют границу. Что делать с гражданскими, которые на войне страдают и погибают первыми? Принимать всех в Россию? Организовать морскую эвакуацию из Одессы в Крым и Новороссийск?

Ну ладно, восток двинет в Ростов, юг — в Крым. А центр и север куда? Лукашенко точно согласится на лавину беженцев, которых не только содержать, но и проверять на вирус потенциального майданизма и терроризма необходимо? Или будем всех без разбора эшелонами в Россию вывозить, рассчитывая на гуманизм украинской стороны, которая не станет пускать поезда с беженцами под откос и стрелять по вагонам из джавелинов.

Дальше. Гуманитарное обеспечение гражданских на освобождённых территориях. Ну хорошо, допустим, распечатаем стратегический резерв. А как быть с тем, что часть этих гражданских станет заниматься партизанской деятельностью в лучших традициях дидов из УПА? Значит, в каждом освобождённом и взятом на баланс населённом пункте нужно вводить военное положение. Ставить военное руководство и оставлять следить за порядком гарнизон солдат. Российских разумеется.

А что делать, если украинские патриоты взорвут АЭС? Не задумывались?

А если они дамбы и химические заводы пустят в расход?

А если… таких если — десятки. И это всё нужно не только предотвращать, но и иметь план и ресурсы на случай ликвидации последствий.

И это всё, разумеется, должно быть предусмотрено российской стороной.

В какую цену (в людском и денежном эквиваленте) это встанет России — даже задумываться не хочу. А ведь будут ещё и внешнеполитические последствия.

Так что войну объявить на радость ура-патриотам, конечно, можно. Но когда и чем она закончится? И как долго мы будем расхлёбывать ее последствия? И расхлебаем ли?

Вообще, всем кто требует немедленно начать войну с украинскими террористами, хорошо бы для начала изучить обе чеченские кампании. И на фото Грозного начала нулевых посмотреть. И со статистикой потерь ознакомиться.

И, да! Думаете, пока дивизии ВДВ, спецназ, танковые войска и артиллерия РФ будут вам делом доказывать, что Путин не слил и не струсил, — вы будете спокойно мониторить события, сидя на уютном диване и попивая чаёк?

Разочарую. Быть сторонним наблюдателем не получится. Потому что каждый житель РФ окажется втянут в эту войну. И каждый прочувствует на себе её последствия.

И повышение пенсионного возраста будет казаться цветочками по сравнению с тем, как придётся затянуть пояса. В неэкономические последствия углубляться не стану. Сами должны понимать, что они будут. И вряд ли кому-то понравятся.

Ну что, вы ко всему этому готовы? Терпеть ухудшение собственной жизни? А лишить жизни тысячи гражданских жителей Украины и своих военнослужащих?

Вы готовы взять на себя ответственность перед детьми и внуками за последствия? Вы готовы взять на содержание окончательно убитые войной территории Украины?

Готовы? Хотя бы на словах? Сомневаюсь.

Потому остудите свой пыл. И прекращайте истерику.

Лучшее почитайте и осмыслите, что вчера сказал ваш президент и адекватно воспримите выводы из сказанного:

«Сам факт и особенно текст соболезнований Путина по поводу гибели Захарченко — очень симптоматичны».

А тут ещё Володин: «Убийство главы ДНР обнуляет смысл минских договорённостей». Нам-то это умозаключение поначалу показалось весьма опрометчивым: террор на Гражданской войне — дело, увы, обыденное, чего сразу с такими глобальными выводами-то выступать?

И вдруг Путин — синхронно о том же самом.

Вот это: «…Те, кто выбрал путь террора, насилия, запугивания, не хотят искать мирное, политическое решение конфликта, не хотят вести реальный диалог с жителями юго-востока. А делают опасную ставку на дестабилизацию ситуации, на то, чтобы поставить народ Донбасса на колени. Этого у них не получится».

И вот тут надо понимать:

  1. На Украине — Гражданская война.
  2. Минский процесс — это не её решение. Это её локализация с «отложенным финалом», нужная в тот момент России, не готовой на решения окончательные.
  3. Республики Донбасса — не субъект минского процесса. Их в международном праве вообще нет. Они введены туда Россией с понятными задачами.
  4. Решение у Гражданской войны — это не «процесс» и не «мирный договор». Решение только одно: обнуление одной из сторон. Это вообще суть Гражданской войны, где враг после военных неудач не может понуро изгнаться восвояси и подписать бумажку, что больше так не будет. Он тоже здесь дома. Ему после разгрома тоже здесь жить (ну, тому, кто физически выживет).

В соседней квартире с победителем — причём в буквальном смысле, коммунальном. И никакого «двоевластия» здесь быть не может. Это достигается не договорами, а разгромом одной из сторон. Чтобы все знали, кто тут главный. Только так.

  1. «Отложенное решение» исхода Гражданской войны на Украине — оно находится в Москве. С Захарченко или без него — нет разницы.
  2. Об этом и написано в соболезновании Путина, которое адресовано не только родным и близким покойного. И даже не столько им».

Крушение украинской власти неизбежно. Но не завтра. И не объявлением войны Россией. Война ГРАЖДАНСКАЯ! И такой она должна оставаться. И победить киевский режим должен Донбасс, а не Москва. Москва лишь помогает и советует. Точка. И власть в побеждённом Киеве должна быть не московской.

И государственное образование на месте бывшей Украины должно стать не субъектом РФ, а дружественным, но суверенным и независимым.

В сухом остатке. Втягивать 145 миллионов граждан России в эту войну Путин не будет. Никогда. Помощь — да. Интервенция — нет.

Запомните это. И не спекулируете на том, последствий чего не понимаете.

Юлия Витязева, специально для News Front
Юлия Витязева