Глава МВД Италии Маттео Сальвини и премьер-министр Венгрии Виктор Орбан встретились в Милане, провели плодотворную дружественную встречу и договорились об укреплении сотрудничества. «Мы идём одним путём,» сказали оба, много хвалили друг друга и свои страны, выступая в роли единого альянса против левых и глобалистов. 


Орбан сказал о «череде предстоящих встреч», так что не идёт ли речи о его окончательном переходе в правопопулистский лагерь.

Оба согласились, что Европа подошла к моменту фундаментальных изменений и их долг — сыграть одни из ключевых ролей в будущих событиях.

«Мы хотим изменить еврокомиссию, мы хотим защитить наши границы, мы будем бороться с промигрантской политикой, которую проталкивают Макрон и Сорос, мы как никогда близки к историческим переменам на континенте», — заявил Сальвини после миланской встречи.

«Европейские выборы приближаются и мы хотим изменить множество вещей. Сейчас в Европе есть две стороны. Одна, возглавляемая Макроном, хочет больше миграции. Во вторую входят страны, которые хотят защитить свои границы. Венгрия и Италия входят во вторую,», — поддерживает его Орбан.

«Венгрия показала, что мы можем остановить мигрантов на суше. Италия показала, что их можно остановить на море. Мы благодарим его за защиту границ Европы. Мы хотим вернуть мигрантов в их родные страны. Они говорят, что мы не можем этого сделать. Раньше они говорили, что сухопутную миграцию невозможно остановить, но мы уже опровергли это».

Оба политика то и дело распылялись похвалами в адрес друг друга. Сальвини высоко оценил плоский подоходный налог, низкую безработицу и высокие показатели экономического роста в Венгрии (что совпадает с программой Лиги), а Орбан назвал Сальвини героем за его жёсткий политический курс.

«У нас с ним одна судьба, он мой герой,» заявил Орбан. Сальвини в ходе встречи пригласил Орбана в европейскую «Лигу Лиг», будущий альянс правых националистов, готовящийся выиграть выборы в Европарламент. Правда пока Орбан не торопится покидать свою текущую EPP, куда входят также Меркель, Курц и многие другие правоцентристы самых разных оттенков правости. «Я венгр, я лоялен,» ответил он. Премьер Венгрии подтвердил, что пытается скорее победить «консерваторов» изнутри, заставив их принять свою повестку, чем бросить свою партию и переметнутся в другой лагерь.

Если говорить о возможности правения Народной партии (EPP) и своеобразного её «захвата», то они есть. Это и Рютте в Нидерландах, и Курц в Австрии, и Зеехофер в Баварии, и Касадо в Испании. Макрон может откусить самые прогрессивные куски, собирая свой альянс и тогда именно они определят будущее европартии.

Именно Макроном Орбан запугивает своих коллег, заявляя, что тот разметает европейскую политику так же, как он сделал во Франции. Провал вполне может значит и её полный распад, ведь и сам Орбан грозил уйти, если не последует изменений.

Так или иначе, каждый из них на своём месте будет работать над общим делом.

Резко на всё это отреагировал Макрон, вновь выступив в роли главного борца с популизмом и национализмом: «Если они считают меня своим главным врагом, то они правы». Президент Франции пообещал удвоить усилия по борьбе с национализмом.

Европа по его словам должна стать «моделью для гуманистического переосмысления глобализации».