В США назвали ошибочным намерение Евросоюза выделить $20,7 млн Ирану в качестве финансовой помощи. В Госдепе считают, что это «посылает неверный сигнал», а решение о поддержке иранских граждан должно приниматься Европой и Штатами совместно. Эксперты отмечают, что администрация Дональда Трампа пытается убедить Европу в необходимости присоединения к новым санкциям против исламской республики, рассчитывая, что ЕС будет покупать энергоресурсы в США, а не в Иране. При этом европейские лидеры не готовы закрывать для своих компаний иранский рынок. Как далеко могут зайти разногласия между Вашингтоном и Брюсселем — в материале RT

Госдеп США выступил с открытой критикой своих европейских партнёров, заявив, что решение Евросоюза о выделении Ирану $20,7 млн было ошибочным. По словам американских дипломатов, решение о «помощи иранским гражданам» должно приниматься Европой и Америкой совместно.

«Объявление 23 августа Европейским Союзом о новой выплате в размере $20,7 млн для «расширения экономических и секторальных» отношений между Ираном и Европой посылает неверный сигнал в неправильное время», — приводит РИА Новости текст заявления Госдепа.

По мнению американской стороны, выделенные европейцами деньги вместо помощи населению Ирана будут пущены на «финансирование терроризма» в котором Вашингтон обвиняет власти исламской республики.

«Соединенные Штаты и Европейский Союз должны работать вместе над поиском долговременных решений, которые действительно будут поддерживать жителей Ирана и положат конец угрозам региональной и мировой стабильности со стороны иранского режима», — говорится в заявлении Госдепа.

Ранее ЕК выступила с заявлением о выделении первой части финансовой помощи Ирану в размере $20,7 млн «для поддержки проектов устойчивого экономического и социального развития Исламской Республики Иран, включая $9,3 млн для поддержки частного сектора иранской экономики». Всего же для «поддержки страны в решении ключевых экономических и социальных проблем» Еврокомиссия планирует выделить $58 млн. Эти средства, по словам европейских лидеров, являются частью возобновлённого сотрудничества и взаимодействия между Европейским союзом и Ираном после заключения Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД).

Это уже не первый случай принципиального расхождения США и ЕС по вопросу выстраивания отношений с Ираном.

В начале августа Евросоюз принял так называемый блокирующий регламент, который объявляет недействительными на своей территории американские санкции в отношении Ирана, запрещает европейским компаниям их выполнять, а также запрещает исполнение любых решений иностранных судов, принятых на основании этих санкций.

Введение в силу этого регламента также позволяет всем европейским организациям в судебном порядке компенсировать ущерб от выполнения санкций от лиц, по вине которых это произошло (имея ввиду власти США).

Экономическая важность

Подобные разногласия будут усиливаться в условиях развязанной Трампом торговой войны на всех направлениях, считает старший научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Владимир Сажин.

«Иран важен для Европы экономически. После 2016 года, когда начался процесс снятия санкций после заключения ядерной сделки, европейский бизнес устремился в Иран — перспективный для них рынок. Конечно, санкции США ударили не только по интересам самого Тегерана, но и компаний, которые там работали. Прежде всего это касается Евросоюза. Европейские лидеры понимают ошибочность выхода США из ядерной сделки и стараются сделать всё возможное, чтобы сохранить СВДП», — заявил Владимир Сажин в разговоре с RT.

По его словам, для поддержания своей экономики Иран делает ставку на средний европейский бизнес, который после заявлений лидеров ЕС об отказе выполнять санкций США не станет уходить с иранского рынка.

«Французская Total собирается уходить с иранского рынка, несмотря на большие вложения, которые уже были сделаны в этом направлении. Но Иран рассчитывает на малый и средний бизнес Европы, на те компании, которые не связаны с Соединёнными Штатами. Для того, чтобы поддержать их, европейские лидеры всерьёз задумались о создании параллельной банковской системы», — пояснил эксперт.

По мнению Сажина, ситуация может измениться с приходом в Белый дом нового президента, а потому и Иран, и страны Евросоюза будут ждать американских выборов 2020 года, прежде чем принимать принципиальные решения.

«Сейчас лидеры в Тегеране и Брюсселе ждут избирательной кампании 2020 года в США. Может быть, это породит процесс сопротивления именно президенту Трампу, а не Вашингтону, поэтому радикальных решений за Иран или против приниматься не будет. Ведь сейчас положение американского президента стало шатким, и тема импичмента вновь находится в центре внимания. С политической точки зрения Брюссель пока что не может помочь Тегерану», — добавил политолог.

В судебном порядке

Сам Иран рассчитывает оспорить американские санкции в Международном суде ООН. После решения ЕС о выделении финансовых средств министр иностранных дел исламской республики Мохаммад Зариф выразил надежду, что суд примет положительное решение в пользу Тегерана.

«Мы убеждены, что наши требования соответствуют международному законодательству, и надеемся, что суд примет решение в пользу исламской республики Иран. Позиция Тегерана подкреплена сильными аргументами. Возможно, американцы в суде будут апеллировать к тому факту, что они готовы к новым переговорам, однако это не более, чем спекуляция», — приводит слова министра ТАСС.

В суд ООН иранская сторона обратилась с целью доказать, что Вашингтон прямо нарушил свои обязательства в рамках международного соглашения СВДП (Совместный всеобъемлющий план действий) и должен отменить все введённые санкции. Кроме того Иран требует приостановки действия всех санкционных мер на время разбирательства.

США приняли решение в одностороннем порядке выйти из соглашения СВДП (также известным как «ядерная сделка») в мае нынешнего года. Дональд Трамп неоднократно заявлял, что недоволен условиями договора, и озвучивал намерения отказаться от сотрудничества по нему с Ираном и Европейским союзом. Параллельно Трамп пообещал возобновить не только прежние, но и ввести новые санкции против исламской республики. Эти санкции были введены 7 августа и затронули иранский автомобилестроительный сектор, а также сделки по золоту и редкоземельным металлам.

Позиция Трампа по ядерной сделке с Ираном неоднократно подвергалась критике со стороны дипломатических ведомств государств, которые участвовали в заключении договора СВДП в 2015 году, и расценивают его как важный элемент системы международной безопасности.

«Мы глубоко сожалеем о повторном наложении санкций со стороны США, которое стало возможным в связи с тем, что ранее американская сторона вышла из Совместного всеобъемлющего плана действий. Сохранение ядерной сделки с Ираном — это вопрос уважения международных соглашений и вопрос международной безопасности», — говорилось в совместном заявлении глав МИД Франции, Великобритании, Германии и главы европейской дипломатии Федерики Могерини.

Министр иностранных дел Германии Хайко Маас пошёл ещё дальше, заявив, что Евросоюзу необходимо создать независимый аналог системы передачи информации о платежах SWIFT, чтобы защитить свои компании от санкций США против Ирана.

«В этой ситуации стратегически важно, чтобы мы чётко сказали Вашингтону: мы хотим работать вместе. Но мы не позволим действовать через наши головы. Поэтому было бы правильно защитить европейские компании от санкций с юридической точки зрения», — говорится в статье Мааса для издания Handelsblatt.

Наследие Обамы

Подобные выступления со стороны ЕС связаны с несбывшейся мечтой о снижении зависимости от российского газа через Иран, считает кандидат исторических наук, американист Арег Галстян. Однако Трампу, по его мнению, такая самостоятельность не понравилась, как и принадлежность этой идеи к эпохе Барака Обамы, все следы которой он пытается стереть.

«Европейцы хотели использовать иранские энергоресурсы, чтобы диверсифицировать свою зависимость от России. Эту концепцию единого Атлантического блока поддерживал Барак Обама и его госсекретари — Хиллари Клинтон и Джон Керри. Теперь же Трамп как политик совершенно другой формации, придерживающийся концепции протекционизма, утверждает что Америка от этого соглашения ничего не выиграла. Он сказал, что это плохая сделка», — рассказал политолог.

Теперь задача Вашингтона заключается в том, чтобы заставить европейцев покупать более дорогие энергоресурсы у США, подчеркнул Галстян. Однако пойти на это лидеры евросоюзников не могут из-за тяжёлой политической ситуации внутри их собственных государств, добавил он.

«Америка уже опередила все страны мира по уровню добычи нефти и газа, теперь, когда она стала экспортёром, встаёт вопрос «кому это всё продавать?» США не выгодно, чтобы диверсификация европейского рынка энергоресурсов шла через Иран. Они хотят, чтобы на рынок Европы шли ресурсы, добытые в Америке. Европейцы, безусловно, покупать американские энергоресурсы не хотят — они гораздо дороже. С учётом логистики, конечная стоимость для европейского потребителя окажется сильно завышенной, что негативно может отразиться и на политической конфигурации Евросоюза, который сейчас переживает не лучшие времена», — говорит Галстян.

По словам политолога, европейцы, присоединившись к санкциям против России ещё при Обаме, рассчитывали получить какое-то возмещение — в этом случае в виде дешёвых иранских энергоресурсов. Однако Трамп поставил крест на этих планах.

«Трамп говорит, что «вы будете поддерживать нашу санкционную политическую линию, покупать наш газ и нефть, будете платить НАТО сколько должны и даже больше и при этом будете поддерживать нашу линию по Ирану и не заключать с ним никаких сделок, иначе вы тоже попадёте под санкции. Это концепция американского имперского эгоизма», — резюмировал эксперт.

Александр Карпов, RT