В СМИ сокрушаются, что не была подписана итоговая декларация, как будто и без этого не было известно, что отношения Москвы и Вашингтона находятся на уровне дна и даже ниже

Те требования, которые США выдвигают к России, заведомо невыполнимы, а тот образ будущего, который защищают США, коренным образом противоречит тому образу будущего, в котором заинтересована Россия.

Признает ли Россия свое участие в «взломе американских выборов» прошлых, нынешних и будущих? Конечно нет.

Признает ли Россия, что «агент Дональд» это действительно агент Дональд? Конечно нет.

Признает ли Россия свое участие в отравление Скрипалей с покаяними и выплатами компенсаций? Конечно нет.

Вернет ли Россия Крым Украине и признает это «аннексией»? Конечно нет.

Сдаст ли Россия ЛНР и ДНР американскому марионеточному режиму на Украине? Конечно нет.

Прекратит ли Россия поддерживать правительство Асада и Сирию? Конечно нет.

Признает ли Россия «химические атаки Асада» с покаяниями и компенсациями? Конечно нет.

Прекратит ли Россия партнерские отношения с Ираном и добьется его ухода из Сирии? Конечно нет.

И т.д., и т.п. по вопросам высокотехнологичных вооружений, отношений с Северной Кореей, экономических и политических связей с Китаем, политики трубопроводов.

Именно подобных признаний, уступок и капитуляций США ждут от России. Именно на это направлены санкции и военно-политические угрозы. В конечном итоге это должно привести к отказу РФ от своей субъектной политики, ведь как нам рассказывают «Россия должна изменить свое неприемлемое поведение». Во всяком случае именно так полагает значительная часть американского военно-политического истеблишмента. Конечно, война с «агентом Дональдом» серьезно затрудняет реализацию этих целей, но генеральный курс остается неизменным, тем более, что в связи с внутриполитической обстановкой в США, все соглашения с этой администрацией, даже в случае их достижения, могут быть отменены в ближайшие 2-3 года.

Поэтому контакты с американцами будут продолжаться. Где-то они будут даже весьма успешными, как это оказалось с переговорами в Хельсинки. Где-то они будут достаточно пустыми, так как желания нормализации и деэскалации будут упираться в неадекватную времени и реальности позицию США. Но если брать в целом, нет совершенно никаких предпосылок к тому, что слабеющий гегемон вдруг полностью изменит позицию, признает обоснованные интересы России в различных регионах мира, откажется от санкционной политики и пойдет на встречу Кремлю в украинском вопросе или начнет восстанавливать разрушенную Сирию.

Скорее наоборот, практика показывает, что наиболее крупных успехов Россия добивалась в последние годы именно там, где она действовала без оглядки на США и их претензии, как это было в случае с Крымом или же в случае взаимодействия с Ираном и Турцией в сирийской войне, что и привело к стратегическому поражению США на Ближнем Востоке.

В итоге, Болтон не получил столь желаемых уступок, а Москва не стала подыгрывать администрации Белого Дома в вопросах поддержки линии защиты Трампа от обвинений в связях с Россией и угрозы импичмента. Москва как и ранее отрицает свое участие в избрании Трампа, поэтому политика «смягчения» угрозы импичмента путем признания вмешательства «без ведома» Трампа» будет и далее оставаться версией для внутреннего потребления без внешней верификации, которую хотел получить Болтон в совместном коммюнике.

Стороны договорились договариваться дальше, но пока без особой конкретики. По Украине снова пытаются оживить труп формата Волкер-Сурков, подготовка встречи которых прорабатывается. Возможно, осенью будут и другие контакты с Болтоном и Помпео, где основной темой станут Сирия и Иран. Но вероятность того, что и там будет достигнуто согласие по Сирии (с уходом Ирана) или Украине (с сдачей ЛДНР), выглядит нереальным. Общие слова о совместной борьбе с терроризмом и защите режима нераспространения ядерного оружия, конечно не могут скрыть кардинальных и по большей части неустранимых противоречий между Вашингтоном и Москвой, который и лежат в основе нового издания Холодной войны.

Colonel Cassad


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен