Внимание! Уберите детей от монитора: сейчас будет много грязи.

Ну, собственно, мало кто сомневался, что центр пропагандистской машины США — Голливуд — сплошная помойка как она есть. Просто каждый раз, когда эти люди начинают учить других людей уму-разуму и нравственности, получается очень нехорошо. Потому что мы не понаслышке знаем, что такое кино- и шоу-бизнес в Америке — с горками кокаина на съёмочных площадках и на after-parties, с замужествами на день и нереальными гонорарами для правильных людей.

До поры до времени эти люди почти помалкивали. Выступала в основном Сьюзан Сарандон со своей политической агендой, но она придерживается своих взглядов до сих пор и вообще никогда не была типовой голливудской актриской, не слезающей с продюсерских диванов.

А вот после избрания Трампа у голливудских, придерживающихся традиционно левых взглядов, особенно на людях, окончательно съехала крыша. Вообще-то смешно выглядит левак с гонораром в 80 млн за одно кино и с ног до головы в ювелирке от Chopard, но это просто подчёркивает их душевное нездоровье и дезориентацию в пространстве.

Как они кричали, требуя бомбить Белый дом, раз туда пробрался Трамп! Грозили убийством — и всё им сходило с рук. Попробовали качнуть тему про grab them by pussy, но харассер из Трампа ещё хуже, чем гольфист, и они обломались.

А комсомольский запал остался. И тогда они начали грызть своих. Особенно из числа тех, кто уже не обладает былым влиянием на кинопроцесс, но ещё при деньгах. Первым под топор пошел Харви Вайнштейн, который продал свой «Мирамакс» (все фильмы Тарантино, на минуточку) арабам. Сначала якобы неназванные девушки обвинили Харви в харассменте, а потом уже пошли обвинения в прямых изнасилованиях. Ряды изнасилованных уже стоят в кассу от Сепульведы до Уилшир-бульвара. Но анонимности им было мало. Они решили открыть забрало, и оказалось, что девушки эти были Роузи Макгоуэн и Азия Ардженто, и далее — везде. Выступления на ТВ, героические демонстрации в Канне — все дела. Но когда девушки показали свои прелестные зубки, начали выясняться подробности.

Первой получила Роузи Макгоуэн, когда выяснилось, что она уже взяла с продюсера Вайнштейна денег за молчание и решила получить с него второй раз, но уже миллионы. И обломалась. Но взять за молчание денег и устроить акцию «Не могу молчать!» — это так по-либеральному, так по-левацки. Заодно стало известно, что девушку сняли с рейса с полными карманами кокса и не в себе, задолго до скандала с «немогумолчать». Но настоящей героиней #Metoo стала Азия, она же Ася, Ардженто.

Она подробно описывала, как неумолимый насильник Вайнштейн насильно сделал ей кунилингус и как отвратительно выглядит старый толстый мужик на коленях перед прекрасной актрисой во время изнасилования. И что потом она ещё пару лет состояла с ним в регулярной и сугубо добровольной сексуальной связи «из страха, что он порушит её карьеру».

Ну, конечно, обстоятельства разные бывают: у кого-то Van Cleef мелковат, у кого-то героин не очень чист… Но когда соискатель политического убежища в немецком Фрайбурге топит тело изнасилованной немецкой студентки, до этого феминисткам #Metoo дела нет. А когда миллиардер, стоя на коленях, отвратительно доводит кинозвезду до оргазма — тогда всё, планка рушится. Мир никогда не будет прежним.

И Ася гордо и грозно год назад объявила в интервью The Guardian: «More pigs will be revealed!» («Ещё больше свиней мы изобличим!»). Это реально звучит как объявление охоты на ведьм, чем, собственно, и является. Салем, Иствик — все дела. Ася стала знаменем всех честных и храбрых миллионерш, вышедших заявить свои претензии к свиньям- миллиардерам.

Да вот незадача: вчера ночью The New York Times сбросила контейнер с напалмом на штаб охотников за привидениями. В распоряжении редакции оказались документы адвокатских контор, которые улаживали дела о харассменте и обсуждали суммы. Жертва требовала миллионы, но согласилась на сотни тысяч. Обычное дело.

Только оказалось, что жертва — молодой актёр, которому на время яростного секса было 17 лет, а сексуальный хищник — сама Ася Ардженто. Она, по данным газеты, угостила юношу Джимми Беннета алкоголем в отеле (в Америке до 21 года поить человека — преступление), совершила с ним акт орального секса, а потом уже занялась обычным. Плюс фоточки. И всё это происходило несколько месяцев спустя после того, как Ася торжественно обвинила Харви в харассменте. Ему было 17 годков, ей — 37, и, по результатам, она заплатила ему 380 000 долларов за молчание, потому что он почувствовал дикое отвращение к тому, как его использовали, что привело его к потере психического равновесия и нанесло вред его актёрской карьере.

Вот интересно устроены мозги у этих людей. Они говорят: «Ещё больше свиней мы изобличим!» — совершенно точно зная, что свиньи тут именно они. И всё равно выступают, собирают армию, обличают, требуют ещё денег и тюремных сроков, разрушают карьеры и вырезают Кевина Спейси.

Ещё раз сработало железное правило: видишь яростного борца за мораль — подожди немного, и выяснится, что он педофил и по ночам ест котиков. Про педофила оказалось в точку. Причём вряд ли в законах LA написано, что совершать кунилингус — это преступление. Но какой штат ни возьми, так в школах то и дело сажают учительниц за секс с 16—17-летними учениками. Причём лет на 20 сразу. Вот теперь посмотрим: есть закон для всех училок, или для активисток #Metoo с миллионными банковскими запасами существует какой-то отдельный закон.

А ведь звоночек-то прозвенел, но его почему-то не услышал никто из коллег: недавно прошла инфа, что Вайнштейн пригласил группу специалистов из «Моссада» для поиска документов, которые доказывали бы его невиновность. А поиск документов — такая вещь… Мало ли что можно найти…

Игорь Мальцев, RT