Один из новостных сетевых ресурсов дал новости о неожиданном дипломатическом манёвре президента России такой заголовок: «Визит Путина на свадьбу главы МИД Австрии продлился час и обошёлся в 250 тысяч евро». Опустим то обстоятельство, что свадьба австрийского политика стала для президента России лишь транзитной точкой перед встречей с Меркель. Так что, частный визит это был или нет — не так уж и важно.

Впрочем, упоминание о стоимости визита совсем не случайно. Некоторые австрийские политики пытаются именно эту тему сделать источником скандала — дескать, гигантская сумма изъята из карманов налогоплательщиков без их согласия и без всякой необходимости. И заголовок отнюдь не единственная попытка выделить в этой, на мой взгляд, прекрасной истории, аспект, связанный с непомерной тратой государственных денег на частную поездку и частное мероприятие. Корреспонденты Би-би-си умудрились разыскать на российском сайте госзакупок данные о том, сколько денег будет потрачено на билеты и размещение Кубанского казачьего хора, который Путин привёз на свадьбу, чтобы порадовать молодожёнов.

Те, кто считает, что на потраченные средства надо было накормить всех голодающих людей планеты, построить новые больницы и школы, помочь с операциями больным детям, могут перевести дух. Нет причин для плохого настроения и претензий — возможно, даже оправданных — в адрес высокопоставленных особ. Это уже не частный визит. Воспользовавшись случаем, глава МИД Австрии Карин Кнайсль провела с российским лидером рабочую встречу.

А это уже значит, что высокие договаривающиеся стороны обсудили вопросы, связанные с интересами обоих государств. Такие переговоры —обыденная практика, межгосударственные отношения необходимо поддерживать на должном уровне, оперативно решая появляющиеся по ходу изменения международной политической конъюнктуры проблемы. Такая деятельность действительно затратна, поскольку перемещение и охрана лидеров иностранных государств стоит немало.

Что касается кубанских казаков, то их присутствие на свадьбе министра иностранных дел одного из европейских государств, где были члены правительства и высшее должностное лицо этого государства — канцлер, — это невероятно сильный ход с точки зрения продвижения русского искусства за границей. То есть практический смысл этой затеи очевиден, а в эстетическом плане кубанские казаки на немецкой свадьбе со своими песнями и плясками — одновременно очень яркая и экспрессивная, но и изящная находка.

Кроме того, визит президента России дает основание поговорить о новой стилистике в международной дипломатии, родоначальником которой он неожиданно становится после австрийской свадьбы. Не только Путин привнёс в практику отношений на высшем уровне новые и спонтанные элементы. Дональд Трамп, швыряющий в Ангелу Меркель конфетой, — это тоже новелла. Ребяческая неучтивость, имитация внезапно накатившей и искренней обиды, стремление уязвить собеседника нелепой, хотя и относительно невинной выходкой — на самом деле это удачный прием, вносящий определённое разнообразие в унылую и чопорную атмосферу разнообразных саммитов.

Путин же, вальсирующий с Карин Кнайсль, предлагает то же самое, что и Трамп — внести в дипломатию человеческое измерение. Но в отличие от своего американского коллеги он делает ставку не на дерзость и мальчишество, а на импровизацию другого, более понятного европейцам свойства — в ней есть место предупредительности, любезности, открытости и чисто русской широте дружеского жеста.

Австрийская оппозиция уже в ярости говорит об иезуитской дипломатии российского тирана и требует от министра иностранных дел немедленно уйти в отставку. Это является доказательством того, что главе российского государства удалось не просто удивить Европу — она пытается из события, которое в иных обстоятельствах считалось бы рядовым, вывести план русского вторжения в самую интимную глубину европейского сознания, попытки проникнуть в него с холодным и коварным расчётом на отзывчивость и сентиментальность.

Как бы ни относились — восторженно или недоверчиво — к внезапному шагу российского президента, надо признать, что русская инвазия в самое сердце Европы и впрямь прошла на отлично. Сама по себе свадьба — это символ соединения любящих друг друга людей, созидания новой семьи, торжества тех ценностей, которые либеральная европейская элита последовательно разрушает в течение последних 15–20 лет вопреки мнению и желанию большинства. Присутствие Путина на таком мероприятии — это ещё и поддержка той системы вещей, которая в течение столетий определяла порядок и развитие общественного быта христианской цивилизации. То есть у этой, как я уже говорил, чудесной истории много смысловых и символических планов.

Ну и наконец: два самых обсуждаемых в мире политика — Владимир Путин и Дональд Трамп — очень по-разному всколыхнули мир европейской политики, установив параметры «новой искренности». И я думаю, что российский лидер в этой негласной конкуренции обходит президента США, поскольку в его поведении угадывается стабильность, уверенность в себе и великодушие, тогда как экспансивность, непредсказуемость, грубость и напор Трампа делают его не самым приятным собеседником для его визави.

Андрей Бабицкий, LIFE