Варшава празднует и проводит парады

Польша торжественно отметила праздник Войска Польского. Он празднуется 15 августа и посвящен Варшавской битве, которая состоялась в августе 1920 года между Красной армией и Войском Польским во время советско-польской войны 1919−1921 годов. 15 августа в ходе сражения произошел перелом в пользу поляков, а красноармейцы были вынуждены отступить. А сейчас министр обороны Польши Мариуш Блащак пообещал, что через два года в деревне Оссув (расположена в 18 километрах от польской столицы) будет открыт музей Варшавской битвы. Помимо того, он объявил об учреждении нового праздника в честь Войск территориальной обороны (WOT). Его будут отмечать 27 сентября. Напомним, что WOT является очень молодым родом войск в Польше: был создан по инициативе предыдущего главы военного ведомства Антония Мачеревича и официально появился 1 января 2017 года.

Однако оборона страны меньше всего сводится к новым музеям и новым праздникам. Польские эксперты анализируют состояние армии, ее возможности и зачастую приходят к неутешительным для себя выводам. Министерство обороны обещает, что расходы на оборону вырастут до уровня 2,5% ВВП быстрее, чем первоначально планировали. «Лишние деньги» собираются потратить на ракетные войска, артиллерию, военно-воздушные силы и флот. «Кроме того, армия должна быть более многочисленной, потому что это сдерживает возможного нападающего», — подчеркивает Блащак. Серьезная ставка делается и на «американского союзника». Варшава надеется на успех переговоров о создании в Польше постоянной военной базы США. Судя по всему, польские стратеги видят будущее в заключении двусторонних союзов, в первую очередь — с Вашингтоном. НАТО уже становится ненадежной опорой, более того, в определенной степени оно начинает, скорее, сковывать Варшаву, а не помогать ей.

Начинают подвергаться если не ревизии, то критическому разбору некоторые «истины», ранее казавшиеся незыблемыми. Как замечает в интервью порталу Polonia Christiana президент фонда Ad Arma Яцек Хога, польская армия существует только в теории. «Обратите внимание на интересную разницу: в соответствии с национальным законодательством военные США защищают американские интересы (аналогично в России), а польская армия обязана защищать польские границы, — говорит Хога. — Это отнюдь не просто смысловая разница, она сформировала менталитет наших офицеров на протяжении многих лет и вызвало состояние инерции. Наши границы нетронуты, но наши интересы не защищены даже на нашей территории». Если во времена Польской Народной Республики польские военные учились действовать на тактическом уровне в полномасштабной войне, сегодня «наш уровень компетентности — кампания в гибридной/асимметричной войне под командованием друзей из-за океана».

Раньше вопросов о том, как польские интересы «защищают» американцы, практически не было. Появляются они сейчас. Уже в другой тональности звучат заклинания о «российской угрозе», они приобретают дежурный характер, приедаются. Да и какой смысл пугать общество «аннексией» Крыма или «вторжением на Украину», когда последняя сама себя успешно разрушает, о чем проговариваются сами польские издания. Тем более, что нарастает тревога по поводу другому. Трудно спрогнозировать, чего ждать от президента США Дональда Трампа, определенные действия которого воспринимают как разрушение прежних альянсов и союзов. Это означает, что наступает пора принимать самостоятельные решения, а не прятаться за стратегиями, выработанными в каком-то другом месте. Особенно когда к смелым выводам приходят соседи. Стоило немецкому профессору Кристиану Хакке призвать задуматься о перспективе обладания Германией атомной бомбой, как польский еженедельник Polityka отреагировал:

«Подозрения, что политические факторы снизят надежность американского «ядерного зонтика», защищающего Европу, склонили одну из самых больших и мощных в экономическом плане стран нашего континента задуматься об альтернативных путях обеспечения безопасности. Такая ситуация может стать источником проблем в том числе для Польши».

И в этом контексте встает вопрос, чем сегодня становится членство в НАТО для Варшавы. Старейший польский дипломат Ежи Мария Новак напоминает о принципах «трех нет», существующих в отношении Польши и определенных соглашением между альянсом и Россией, — нет ядерному оружию на территории страны, нет базам НАТО и нет постоянным военным объектам. По словам дипломата, такие условия руководители альянса поставили в 1997 году тогдашнему президенту Польши Александру Квасьневскому. Это означает, что пересмотр их возможен в том случае, если Варшава покинет НАТО или же он сам прекратит свое существование. Польше тогда придется пересмотреть свою внешнеполитическую концепцию, включая оборонный аспект. Решит ли она в этом случае попробовать договориться с Вашингтоном о создании баз и даже размещении американского ядерного оружия? Существующие угрозы для Варшавы пока не настолько велики.

Станислав Стремидловский, ИА REGNUM