Прочные религиозные устои у одних и уклон к радикализму у других

Кризис идеологии в США заметен особенно ярко на примере Демократической партии. Согласно проведенному на днях компанией Gallup опросу 57% сторонников этой партии относятся положительно к социализму, а в положительном взгляде на капитализм признаются только 47%.

Можно смело предположить, что большая часть опрашиваемых имеет весьма смутное представление об учении Карла Маркса, но есть в последнем исследовании общественных тенденций четкое указание на глубокое разочарование в существующей системе и стремление к переменам.

Недавняя победа на праймериз в Демократической партии в Нью-Йорке молодой радикальной социалистки Александры Окасио-Кортез стало «триггером» для интенсивного обсуждения новых тенденций в американском обществе, которые нельзя назвать иначе, как небывалым для страны общественным и политическим раздором. Особо внимательные к внутренней политике США начали говорить об этом уже после феноменального успеха несистемного кандидата внутри Демократической партии Берни Сандерса. Волна столкновений между радикальными группами «альтернативных правых» с не менее радикальными социалистами и афроамериканцами поутихла на время, но отзвуки недавних стычек присутствуют прочно в общественном дискурсе. Все это будоражится постоянно мятежными настроениями среди внедрившихся в Демократическую партию исламистов, ради которых особенно прославилась непримиримостью ставленница того же Сандерса Линда Сарсур. В это же время кандидатом в Конгресс от третьего округа Чикаго стал недавно член нео-нацистской группировки Артур Джонс.

Вышеприведённые примеры касаются больше радикальной обочины американской политики, хотя и являются серьезными симптомами кризиса. Очевидно, что самым существенным фактором «радикализации» и «поляризации» является пребывание на посту президента США «несистемного» человека, меняющего правила игры. Его упорное стремление выполнять предвыборные обещания тоже воспринимаются как несистемный радикализм его оппонентами.

Открытый призыв бывших тузов разведслужб США (Джон Бреннан, Майкл Хайден и Майкл Морелл) к коллегам уходить в отставку не возымел действия. Однако сам факт, что крупнейшие сотрудники системы охраны и безопасности бросают клич, граничащий с гражданским неповиновением — это небывалое для США явление.

Повышенный уровень общественного кипения отражён в недавнем исследовании Rasmussen Reports. Около трети американских избирателей считают, что США ждёт гражданская война в течение ближайших пяти лет. 59 процентов опасаются, что либеральные оппоненты президента Трампа могут прибегнуть к насилию.

В былые времена между американскими консерваторами и либералами существовало не мало сфер широкого согласия, что выражалось даже в возможном голосовании демократов в Конгрессе вместе с республиканцами в поддержку их инициатив и наоборот. То есть, либерал от Демократической партии мог оказаться ястребом в вопросах внешней политики, а ражий республиканец мог проголосовать против большинства своих соратников по партии за разрешение абортов, к примеру. Если обратиться к исследованиям, то институт Pew показал, что в 1994 году опрошенные избиратели Республиканской партии поддерживали консервативные политические и идеологические постулаты (в сравнении с голосующими за демократов) на 64%, в 2004 году — на 70%, а в 2014 году — на 92%. Похожие цифры получены и при опросах у избирателей Демократической партии. В обоих случаях люди замыкаются в собственных представлениях и демонстрируют все меньше и меньше готовности понять позицию оппонентов.

Это представляет проблему для функционирования государственных учреждений. В недалеком прошлом президенты приходили и уходили, а государственный аппарат работал без сбоев. Президенты вносили свой настрой и продвигали свои идеи, но не входили в состояние непримиримого идеологического конфликта с оппонентами. В наше время эта система «государственных служащих» вне политики все больше под угрозой. Мы видим это на примере «крестового похода» против президента Трампа и его попыток детанта с Россией со стороны бывших директоров спецслужб.

Стремление к размежеванию по полюсам между республиканцами и демократами заметно и в Конгрессе. Профессор Карлтон Колледжа и специалист по выборам профессор Стивен Шиэр провёл исследование, показавшее что в 1968 году было немало республиканцев и демократов с идентичными мировоззрениями. Более того, были тогда ультраконсервативные демократы и ультралиберальные республиканцы, что находило выражение в их голосовании. А к 2008 году такого уже не наблюдалось. Если этого мало, то нынешний Конгресс является самым поляризованным за всю историю зафиксированной работы американских законодателей, с 1870 года. Никогда в истории США не было такого бескомпромиссного партийного разделения.

При таком положении вещей неизбежно предпочтение идеологии в такой степени, что государственные институты не могут не страдать. Это видно на примерах утверждения Конгрессом бюджета и очевидной политизации Верховного суда.

Политическая разобщенность американского общества компенсировалась раньше очень высоким уровнем религиозности населения. Это в меньшей степени касалось населения крупных городов, но всецело отражало социальный и теологический уклад жизни в провинции.

Недавнее исследование о приверженности американцев Библии, опубликованное газетой Washington Times, указывает на неизменность интереса к Книге Книг в США. 58% заявляют, что Библия серьезно повлияла на их мировоззрение и 53% обращаются к этим текстам не менее раза в неделю.

Однако в то же время общий уровень религиозности в США падает. При ответе на вопрос, верят ли они в Б-га, 80% отвечают утвердительно, но только 56% подтверждают веру через библейские источники. Этот тот общий для многих в Америке фундамент, который тоже подвержен эрозии.

Отчуждение вследствие растущей роли телевидения и интернета — явление общечеловеческое сегодня. Однако похоже, что именно амеранское общество движется к опасной отметке повышенного радикализма.

Авигдор Эскин, ИА REGNUM