Австрия всегда играла в истории Европы особую системную (можно даже сказать, каркасную) роль, на протяжении столетий являясь ядром Габсбургской монархии, которая воплощала объединительный паневропейский проект ещё начиная с Каролингского государства и Священной Римской империи германской нации. Вена всегда была незримым центром притяжения для старых континентальных элит, германской аристократии, своеобразным ресурсным хабом, где был потенциал возникновения альтернативной модели объединения Европы

Последние — довольно символические — события, причём напрямую связанные с нынешним австрийским руководством, позволяют утверждать, что президент России Владимир Путин по факту признаётся значительной частью европейских элит, своеобразным духовным лидером, отцом и предводителем традиционалистских сил, выступающих за Европу наций, сохранение культурной и этнической идентичности в противовес глобалистскому проекту создания на месте европейского континента какой-то политической биомассы без рода и племени, полностью подчиненную наднациональным центрам принятия решений.

Приглашение Владимира Путина на свадьбу австрийского министра иностранных дел Карин Кнайсль и подтверждённая поездка туда российского лидера выходят далеко за рамки стандартного визита вежливости, демонстрируя моральное лидерство и приоритет в оценках и принятии ключевых решений по основным политико-экономическим проблемам европейского континента именно президентом Путиным.

Тут необходимо указать ещё на одну важную деталь: Путин заедет на свадьбу главы австрийского МИД по пути на мини-саммит с Ангелой Меркель, где будут обсуждаться все наиболее актуальные вопросы в повестке российско-европейских отношений. Не секрет, что в настоящий момент Австрия проводит гораздо более прагматичную и дружественную к России политику из пула стран условно «старой Европы». В немалой степени это связано с политическим курсом правящей в Австрии коалиции, которая брюссельскими недоброжелателями частенько называется националистической, однако на деле является просто традиционным для Европы правоконсервативным коалиционным правительством. Австрийская партия свободы, по квоте которой, кстати, Кнайсль и заняла пост руководителя внешнеполитического ведомства, собственно, и является мотором многих изменений в подходах к миграционной и экономической политике в стране. И, как и у многих «новых правых», у АПС моральным лидером и примером для подражания является Владимир Путин.

Западные аналитические центры, аффилированные с глобалистским истеблишментом, частенько любят навешивать ярлыки и называть те или иные политические партии в Европе агентами Кремля только лишь по причине поддержки ими позиции и оценок развития ситуации, высказываемых главой российского государства. Мы постоянно слышим вопли о том, что Национальный фронт, Лига Севера или АПС — пешки в руках «кремлёвского властителя». Однако это намеренное введение публики и медиа в заблуждение, поскольку оно игнорирует, во-первых, давнюю историю и платформы этих партий. Условные правые популисты (термин опять-таки специально ругательный, призванный как бы продемонстрировать низкий интеллектуальный уровень оппонентов, однако оставим пока так), та же Австрийская партия свободы имеют за плечами десятки лет политической и электоральной борьбы. Прежний лидер последней Йорг Хайдер в своё время едва не стал канцлером Австрии, что вызвало чуть ли не санкционную риторику со стороны руководства ЕС.

Духовный и моральный авторитет Путина в их среде базируется прежде всего на том, что, во-первых, они видят в российском президенте лидера, который смог сделать в России то, что им только предстоит сделать у себя. Укрепление национального суверенитета, выход из-под опеки Вашингтона и Брюсселя, эффективная работа по восстановлению военного и промышленного потенциала — это европейским правоконсерваторам только предстоит в полной мере пройти. Второй же причиной, по которой авторитет Путина высок настолько, что он фактически «окормляет» представителей высшего руководства одной из ключевых европейских стран, состоит в том, что курс на самостоятельное принятие решений во внешней политике просто банально выгоден экономически.

Речь идёт, конечно же, о главном экономическом проекте, связывающем Европу и Россию в ближайшем будущем, — о «Северном потоке — 2». И Германия, куда летит на встречу с Меркель Путин, и австрийцы, чей концерн OMV входит в состав консорциума, занимающегося финансированием проекта, изо всех сил отбиваются от американцев, выкручивающих им руки с целью приостановки проекта и поставок своего более дорогого сжиженного природного газа.

Поддержка суверенного курса президента Путина на энергетическом направлении означает попросту более высокую конкурентоспособность европейской промышленности, меньшие затраты на генерацию электричества, новые рабочие места в нефтегазовом секторе, вложения в инфраструктуру. Если посмотреть объективно, то становится понятно, что именно бездумное открытие рынков и приводит к проблемам в экономике и вымыванию промышленного потенциала. А ведь именно на промышленности стоит благополучие «германского ядра» Евросоюза в лице Германии и Австрии. Путин, такие образом, становится не просто идеологическим и личностным гуру для «альт-райт» движения и старых континентальных консервативных элит, но и предводителем и проводником политики, несущей экономическое процветание странам, сотрудничающим с Россией.

История совершает прямо на наших глазах забавный кульбит, и те, кто ещё 70 лет назад предлагал Старому Свету «План Маршалла», пусть и ценой привязки к долларовой системе, но восстанавливающий разрушенный континент, сейчас приходят туда же в виде неоварваров из книжек Жака Аттали. Россия же и Владимир Путин в частности, наоборот, несут Европе другой посыл, основанный на традиционных ценностях, к которому добавляется также и контур совместного экономического процветания и безопасности.

Илья Ухов, Life.ru