Сегодня за 60 процентов американцев отмечают рост конфликтов на расовой почве. А что делают Штаты, когда у них проблемы? Правильно, валят с больной головы на здоровую

Может, это еще и не пресловутая часовня, которую «простите, тоже я развалил?», но все-таки памятник. Генералу конфедератов Роберту Ли. Ровно год назад в Шарлоттсвилле его статуя стала камнем преткновения между ультраправыми и крайне левыми. Не то чтобы это была реконструкция Гражданской войны Севера и Юга в миниатюре, но били они друг друга так, словно не заметили этих 150 лет после отмены рабства. И хотя решение о сносе изваяния принимали не в Москве, конгрессмен-республиканец Томас Гарретт, видимо, и сейчас думает иначе. Во всяком случае, никаких иных доказательств причастности России к тем событиям он не привел.

Зато в эфире CNN привел выдержки своей беседы с главой ФБР Кристофером Рэем. Дескать, на закрытом брифинге поинтересовался у того, связаны ли столкновения в штате Виргиния с вмешательством России в выборы-2016? Тот, мол, сказал «да». Интересно, а какие у него еще могли быть варианты? Для американской элиты такая постановка вопроса – это как тест на вшивость. Отвечать надо быстро и не раздумывая. Это как профилактика перед опросом на полиграфе, когда для проверки аппаратуры спрашивают только очевидные вещи. Имя, фамилия, пол, должность. Если что-то не так, значит, что-то сломалось: или полиграф, или тот, кого через него пропускают.

Может, поэтому Рэй и не возмущается. Хотя затем и закрытый брифинг, что информация не для огласки. Но получается, что знает Гарретт, то знает свинья. Впрочем, он не лучше и не хуже других. У него тоже в ноябре промежуточные выборы в конгресс. И он тоже хочет остаться. К тому же ничего лишнего не сболтнул. Они же тогда сразу попытались все свалить на Россию. Мол, жили в полной расовой гармонии. Случалось, конечно, и при Обаме белые копы убивали афроамериканцев при свете дня без суда и следствия. Но Фергюссон с его знаменитыми погромами 2014-го как-то померк на фоне «черного» августа 2017-го.

Или «белого». Или все-таки «кроваво-красного». Не потому что больше жертв, а потому что при Трампе. А стало быть, не без помощи Кремля. И не то чтобы год назад эту версию не докрутили. Скорее, оставили про запас. Расследование Мюллера тогда лишь набирало обороты и, казалось, что для импичмента его хватит вполне. Санкционный маховик еще не раскрутился на всю катушку. Это сейчас он с нее слетел. Так что и за Шарлоттсвилль России можно вчинить пару-тройку запретов. Тем паче что в его годовщину ультраправым опять неймется. Только уже и у Белого дома.

Сегодня за 60 процентов американцев отмечают рост конфликтов на расовой почве. А что делают Штаты, когда у них проблемы? Правильно, валят с больной головы на здоровую. Правда, не сейчас. В порядке очереди. 22 августа Госдеп введет первый пакет «за Скрипаля». В ноябре, как обещали – второй. Между делом конгресс покарает Россию практически за все. И только потом, когда опять ничего не поможет, Гарретт сможет выставить свой проект о наказании Москвы за события в Шарлоттсвилле. Если, конечно, переизберется.

А нет – так отряд не заметит потери бойца. Что касается России, у них, в Капитолии, не имеет значения ни фамилия, ни партийная принадлежность. Главное, чтобы полиграф не уловил фальши в ответе только на один вопрос.

Связаны ли все американские беды с вмешательством России?

Михаил Шейнкман, радио Sputnik