Бизнес против Трампа: почему американским газовым компаниям не нужна Европа?

Перекраивание европейского газового рынка, инициированное нынешним президентом США, фактически еще не началось, однако сама затея уже приводит к некоторым результатам, причем абсолютно неожиданным. Стремлением обеспечить в ближайшем будущем всю Европу американским сжиженным газом Дональд Трамп испугал не столько «Газпром» и иных конкурентов, сколько производителей синего топлива в самих Штатах. Аналитический портал RuBaltic.Ru выясняет, почему политика властного лидера прямо противоречит экономическим интересам его же страны

Бизнес против Трампа: почему американским газовым компаниям не нужна Европа?

Действующее законодательство США не позволяет государству диктовать условия работы частным компаниям газового сектора, допускается только регулирование при помощи налогов, пошлин и лицензий. В Штатах нет государственных компаний, занятых газовым бизнесом, — так устроено законодательство. Тем не менее президент США неоднократно заявлял, что его страна способна обеспечить массированные поставки сжиженного природного газа (СПГ) по определенным маршрутам — прежде всего, в Европу.

Мы не станем отгадывать, на каких основаниях Дональд Трамп делает свои заявления, а будем исходить из того, что высшее должностное лицо в американском государстве знает некий метод, который способен обеспечить именно вот такой, направленный поток СПГ. Есть вопрос более интересный: так ли заинтересованы США в том, чтобы конечными пунктами «Американского потока» были порты европейского побережья?

Мировой рынок газа весьма специфичен, и прежде всего тем, что его… не существует. Есть газовый рынок Европы, есть региональные рынки Юго-Восточной Азии и Латинской Америки, но единого мирового нет.

Природный газ как ресурс выбивается из всех доктрин глобальной либерализованной экономики: он «не желает» становиться классическим биржевым товаром.

Причины этого кроются не в экономических и политических доктринах — они обусловлены географией и геологией. Либералам очень хотелось бы, чтобы месторождения газа находились на контролируемых ими территориях, но месторождения «любят» российское Заполярье, шельф Ледовитого океана, недра Туркмении и экономическую зону Ирана. И цены на газ критически зависят от способов его транспортировки и возможностей его хранения.

Это простое обстоятельство открывает глаза на многие сложные по своему характеру явления. К примеру, конфликт вокруг Украины можно рассматривать с разных сторон, но одна из них — сугубо энергетическая. Сейчас, как известно, идет процесс имплементации европейского законодательства в украинское правовое поле: так говорят политики, это обсуждается на всех уровнях.

Однако пока звучат красивые формулировки, пока идет борьба «за демократию и европейские ценности», Евросоюз пытается взять под контроль газотранспортную систему Украины.

В эту систему входит не только трубопровод, но еще и 17 подземных хранилищ газа (ПХГ), общий объем которых составляет более 30 млрд кубометров. Особо важным объектом этой сети является Бильче-Волицко-Угерское ПХГ, расположенное в Львовской области на границе с Польшей. 17 млрд кубометров активного объема — по этому показателю хранилище на западе Украины является вторым в мире! Контроль над ним — это гарантированная энергетическая безопасность едва ли не всей Восточной Европы разом.

Однако еще лучше заполучить весь западноукраинский газотранспортный комплекс: в него входят также Дашавское, Опарское и Богородчанское ПХГ. Какими методами ведется борьба за контроль над этим комплексом, спроектированным и созданным еще в советские времена, мы наблюдаем с 2014 года. Именно западноукраинский КПХГ является реальной подоплекой политики соседней Польши: эта страна яростно выступает против реализации проекта «Северный поток — 2» и столь же яростно — за сохранение украинского транзита и, как пишут западные СМИ, «за вхождение Украины в цивилизованную семью европейских государств».

Со времен освоения европейскими странами уникального Гронингенского месторождения континент все гуще покрывался газовыми трубопроводами. Чуть позже к этой сети добавились магистрали из Алжира и СССР. Параллельно европейские страны при малейшей возможности старались строить собственные ПХГ. Для этого выкупались частные земельные участки, инвестировались миллионы и даже миллиарды «старых» европейских денег: марок, франков, лир и т. д.

Нигде в мире нет более развитой инфраструктуры, позволяющей транспортировать, хранить и использовать трубопроводный газ, чем в Европе.

Совершенно иная картина царит в Юго-Восточной Азии — самом густонаселенном регионе планеты. Именно здесь располагаются два демографических и экономических гиганта — Индия и Китай. При этом значимых месторождений природного газа здесь не выявлено, несмотря на многолетние усилия геологов. Ближайшие источники синего топлива расположены на шельфе Ирана и Катара, в Узбекистане, Туркмении и Сибири.

На данный момент существуют газопроводы по линии Сибирь — Китай и Туркменистан — Китай, однако остальная часть региона лишена подобной инфраструктуры. Это обусловлено как политическими, так и сугубо географическими причинами. В Индию, например, гипотетический трубопровод должен пройти либо через горы, либо через территорию вечно воюющего Афганистана, либо через Иран и морскую экономическую зону Пакистана. Возможно, такие проекты когда-то появятся, а пока единственный выход для восточноазиатских стран — СПГ.

Цена сжиженного газа в пересчете на обычный — от 425 до 450 долларов за тысячу кубометров. Тем временем в Европе, обладающей развитой газотранспортной инфраструктурой, средняя цена на такой же объем синего топлива сейчас составляет порядка 200 долларов.

Вопрос очевиден: какие причины могут побудить частных производителей из США поставлять СПГ в Европу, когда есть возможность продать его в ЮВА как минимум по двойной цене?

Да, зимой разница не будет настолько разительной: пик спроса в ЮВА приходится на самые жаркие месяцы года, пик спроса в Европе — период отопительного сезона. Но даже усреднение цен картину не изменит: 30–40% «премии» при поставках СПГ в ЮВА гарантированы при любых условиях.

Кроме того, спрос на газ в Азии неуклонно растет. Здесь статистика просто потрясает: за 2017 год объем закупок СПГ Китаем увеличился на 49%, а за первое полугодие этого года рост составил еще 54%. В прошлом году Китай импортировал 200 млрд кубометров газа, в этом году ожидается уже 300 млрд. При этом «Сила Сибири» даст Китаю 38 млрд кубометров, но это в лучшем случае лишь 10% от спроса.

Если США завершит строительство всех своих заводов по сжижению, они смогут перерабатывать порядка 110 млрд кубометров природного газа. Много? В масштабах Европы — да. В масштабах ЮВА — сами подберите слово. Стоит лишь помнить несколько фактов: по темпам роста ВВП Индия уже два года обгоняет Китай, в одном лишь Пакистане живет 200 миллионов человек, Япония лидирует в мировых рейтингах импортеров СПГ, а Южная Корея фактически является островом и намерена закрывать свои АЭС. Как удовлетворить такой масштабный запрос на использование природного газа?

Катар, если ему не помешают, в ближайшие годы планирует увеличить объем производства СПГ с 70 до 100 млн тонн в год. Российская компания «НОВАТЭК» уже в этом году запускает вторую технологическую линию «Ямал СПГ» и приступает к реализации проекта «Арктик СПГ-2». Туркмения, отчаянно рискуя, пытается протащить через Афганистан магистраль ТАПИ (Туркмения — Афганистан — Пакистан — Индия). Кроме того, идет строительство СПГ-заводов в Австралии.

«Всем миром, всем народом», но спрос растет быстрее. Цены стоят на месте, и тенденций к их снижению в ближайшее десятилетие нет и не предвидится.

Остается только повторить вопрос: есть ли хоть какая-то логически обоснованная причина для того, чтобы гипотетический «Американский поток» пошел на конкурентный рынок Европы с его низкими ценами, в то время как в Азии конкуренция фактически отсутствует, а спрос растет на десятки процентов? Везти СПГ туда, где «Газпром» способен опустить цены до уровня, на котором рентабельность «Американского потока» снизится до нуля? Для чего?

Однако вопрос цен — не единственная причина, которая обеспечит отсутствие американского СПГ в сколь-нибудь значимых количествах на европейском рынке. И остальные причины не менее существенны, а потому их стоит обсудить отдельно.

Борис Марцинкевич, RuBaltic.Ru